Ошибка

На протяжении нескольких десятилетий Эрих Зингер участвовал в создании знаменитого Люцернского фестиваля и одновременно скрупулёзно собирал материалы по его истории. Его осведомлённость буквально не знает границ. Он помнит первый звонок Аббадо по поводу создания фестивального оркестра и может объяснить, при чем здесь Тосканини, без которого, по его словам, фестиваля вообще бы не было, как, впрочем, и без Караяна. Караян хранил верность Люцерну и дарил ему свою любовь на протяжении долгих сорока лет, двадцать из которых всеми его делами здесь занимался как раз Эрих, поэтому он прекрасно помнит не только каждый сыгранный маэстро концерт, но и то, на каких машинах он предпочитал подъезжать к залу. Ну а если подняться с нашим героем под крышу люцернского Центра культуры и конгрессов, то можно даже узнать, откуда в этом всемирно известном концертном зале взялись венецианские каналы, и как на их появление повлияли излишне запутанные швейцарские законы?

На протяжении нескольких десятилетий Эрих Зингер участвовал в создании знаменитого Люцернского фестиваля и одновременно скрупулёзно собирал материалы по его истории. Его осведомлённость буквально не знает границ. Он помнит первый звонок Аббадо по поводу создания фестивального оркестра и может объяснить, при чем здесь Тосканини, без которого, по его словам, фестиваля вообще бы не было, как, впрочем, и без Караяна.

Караян хранил верность Люцерну и дарил ему свою любовь на протяжении долгих сорока лет, двадцать из которых всеми его делами здесь занимался как раз Эрих, поэтому он прекрасно помнит не только каждый сыгранный маэстро концерт, но и то, на каких машинах он предпочитал подъезжать к залу. Ну а если подняться с нашим героем под крышу люцернского Центра культуры и конгрессов, то можно даже узнать, откуда в этом всемирно известном концертном зале взялись венецианские каналы, и как на их появление повлияли излишне запутанные швейцарские законы?

Автор и ведущая – Ирина Никитина.

Полный текст

Другие выпуски всего 85 выпусков