Ошибка

Леона Ботстайна называют "адвокатом забытых композиторов". И действительно трудно найти второго такого музыканта, который бы столь же отчаянно и самоотверженно защищал право на исполнение музыки, не ставшей, как он абсолютно уверен, лишь по прихоти истории частью большого канона. Этот удивительный дирижер-просветитель предпочитает записывать фортепианные концерты Фердинанда Риса, а не его учителя Бетховена, Йозефа Сука как симфониста ставит в один ряд с Дворжаком, а имя Танеева без всяких оговорок помещает рядом с громким именем Чайковского.

Леона Ботстайна называют "адвокатом забытых композиторов". И действительно трудно найти второго такого музыканта, который бы столь же отчаянно и самоотверженно защищал право на исполнение музыки, не ставшей, как он абсолютно уверен, лишь по прихоти истории частью большого канона. Этот удивительный дирижер-просветитель предпочитает записывать фортепианные концерты Фердинанда Риса, а не его учителя Бетховена, Йозефа Сука как симфониста ставит в один ряд с Дворжаком, а имя Танеева без всяких оговорок помещает рядом с громким именем Чайковского. И он может себе это позволить, не прослыв при этом чудаком и эксцентриком. Дело в том, что для Леона Ботстайна музыка – не работа и даже не призвание, а миссия. Докторскую степень по истории в Гарварде он получил много раньше, чем возглавил свой первый оркестр, а престижнейший нью-йоркский Бард-колледж процветает под его руководством уже более 40 лет. Так что, возвращая публике забытые шедевры, он не пытается никому ничего доказать, но лишь выполняет свой долг так, как сам его понимает, – не давая предать забвению богатейший, накопленный веками музыкальный репертуар, сведя его к списку из двух десятков, пусть и гениальных, но затертых бесконечным исполнением, опер, концертов и симфоний.

Автор и ведущая – Ирина Никитина

Полный текст

Другие выпуски всего 87 выпусков