Ошибка

Саша Черный, придумавший себе литературную маску циничного обывателя, оказался едва ли не единственным поэтом русского зарубежья, оставившим по себе только хорошую память.

Творческая и человеческая судьба Саши Черного (Александра Гликберга) поразительна и парадоксальна. Человек замкнутый и невеселый, он писал стихи, над которыми в начале ХХ века смеялась вся Россия. Державшийся особняком и ценивший одиночество, по товарищески поддерживал коллег, подготовил к печати один из первых сборников молодого Владимира Набокова. Саша Черный, придумавший себе литературную маску циничного обывателя, оказался едва ли не единственным поэтом русского зарубежья, оставившим по себе только хорошую память. Кстати, в СССР стихи Саши Черного вернулись гораздо раньше, чем тексты других писателей-эмигрантов, хотя своего неприятия советской власти поэт никогда не скрывал. Стихотворения Саши Черного обсуждают и цитируют писатель Ирина Лукьянова, поэты Евгений Рейн и Глеб Шульпяков, филолог Михаил Эдельштейн.

Полный текст
  • активный участник
    Сообщений: 216
    КОММЕНТАРИИ / всего 5

    Сообщение 5

    10 октября 2016 | 21:22

    Скончался Саша Чёрный от сердечного приступа 5 августа 1932 года (51 год). Рискуя жизнью, он помогал в тушении пожара на соседней ферме, придя домой, слёг и больше не поднялся.

    Ответить
  • активный участник
    Сообщений: 216

    Сообщение 4

    10 октября 2016 | 21:21

    Покорена...*** Спасибо!!! Открыли для меня поэта Сашу Черного и как Личность... как Человека!!!***

    Ответить
  • активный участник
    Сообщений: 216

    Сообщение 3

    10 октября 2016 | 21:21

    "Мой роман" Кто любит прачку, кто любит маркизу, У каждого свой дурман,- А я люблю консьержкину Лизу, У нас - осенний роман. Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой,- Смешна любовь напоказ! Но все ж тайком от матери строгой Она прибегает не раз. Свою мандолину снимаю со стенки, Кручу залихватски ус... Я отдал ей все: портрет Короленки И нитку зеленых бус. Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу, Грызем соленый миндаль. Нам ветер играет ноябрьскую фугу, Нас греет русская шаль. А Лизин кот, прокравшись за нею, Обходит и нюхает пол. И вдруг, насмешливо выгнувши шею, Садится пред нами на стол. Каминный кактус к нам тянет колючки, И чайник ворчит, как шмель... У Лизы чудесные теплые ручки И в каждом глазу - газель. Для нас уже нет двадцатого века, И прошлого нам не жаль: Мы два Робинзона, мы два человека, Грызущие тихо миндаль. Но вот в передней скрипят половицы, Раскрылась створка дверей... И Лиза уходит, потупив ресницы, За матерью строгой своей. На старом столе перевернуты книги, Платочек лежит на полу. На шляпе валяются липкие фиги, И стул опрокинут в углу. Для ясности, после ее ухода, Я все-таки должен сказать, Что Лизе - три с половиною года... Зачем нам правду скрывать?

    Ответить
    Все комментарии

Другие выпуски всего 173 выпуска

Смотрите также