Ошибка

В феврале 44-го под городом Дубно полк, в котором он служил, бросили в отвлекающий манёвр на фактически неприступную крепость. Полк был обречён. "Я только услышал крик: "Танк!", – вспоминал Станислав Иосифович. – Кругом грохот стоит. Я выскочил из окопчика, меня что-то за ногу схватило. Трудно поверить, я сам себе не верю, но танк по мне проехал. Помню последнее, как кто-то сказал: "Готов парень, отвоевался".

В феврале 44-го под городом Дубно полк, в котором он служил, бросили в отвлекающий манёвр на фактически неприступную крепость. Полк был обречён. "Я только услышал крик: "Танк!", – вспоминал Станислав Иосифович. – Кругом грохот стоит. Я выскочил из окопчика, меня что-то за ногу схватило. Трудно поверить, я сам себе не верю, но танк по мне проехал. Помню последнее, как кто-то сказал: "Готов парень, отвоевался".
Я понял, что человек это самое выносливое животное из всех. Потому что, как потом выяснилось, меня довезли до госпиталя через трое суток." Его вынес на себе незнакомый ему офицер. А потом выходила сестра милосердия, Аня. "Она не видела картину "А зори здесь тихие" – к тому времени она ослепла. Я привез её на студию и во время просмотра рассказывал, что происходит на экране. Таким образом, она сумела посмотреть картину. Аня знала, что я в огромной степени снимал этот фильм как благодарность ей и в благодарность всем тем женщинам, которые помогли многим бойцам остаться в живых".

Библейский сюжет в повести Бориса Васильева и в фильме раскрывается в стихах, которые читает Соня Гурвич:
Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы – дети страшных лет России -
Забыть не в силах ничего…

Вот, как они заканчиваются у Блока:
Есть немота – то гул набата
Заставил заградить уста.
В сердцах, восторженных когда-то,
Есть роковая пустота.
И пусть над нашим смертным ложем
Взовьется с криком воронье,-
Те, кто достойней, Боже, Боже,
Да узрят Царствие Твое!

Полный текст

Другие выпуски всего 264 выпуска

Смотрите также