30.10.2020 | 21:03

Жители московского района Беляево отстояли граффити на доме художника Пригова


Жители московского района Беляево настояли, чтобы изображение стихограммы Дмитрия Пригова на доме, где жил поэт-концептуалист, было сохранено при капитальном ремонте. Почему уличному искусству нужна регистрация, и как ее получить?

Если Петербург на уровне мифа ассоциируется с Белым, с Набоковым, с Бродским, Дублин — с Джеймсом Джойсом, то беляевский миф — это Дмитрий Александрович Пригов.

О своем гении места сегодня знает практически каждый житель Беляева. Об основателе московского концептуализма Пригове они могут рассказывать часами. И именно чуть было не исчезнувшая память о Пригове соединила их. Узнав весной этого года, что стену с изображением приговской стихограммы АЯ собираются закрасить коммунальные службы, они начали собирать подписи против.

«Несмотря на то, что мурал был нанесен фактически по инициативе Департамента культуры Москвы, не все документы, видимо, были оформлены надлежащим образом, потребовалось большое усилие со стороны инициативных групп», — объяснил местный житель Алексей Киристаев.

Теперь в Москве существуют новые правила по размещению таких изображений — необходим целый пакет бумаг, который нужно подать в Москомархитектуры. Когда в 2014 стихограмму «АЯ» создавали художники, таких правил еще не было.

«Я за этот год не создал работ, согласованных с правительством Москвы, потому что в том году они написали очень сложную систему согласования, шестиступенчатую, и мне это все абсолютно не интересно, у меня нет времени этим заниматься», — признался соавтор мурала «АЯ», участник группы ZukClub Сергей Овсейкин.

Примеров, когда коммунальщики, не разобравшись, могут закрасить произведения искусства, много. Отличать такие от прочего — рекламного или просто не представляющего ценности — визуального мусора должна специальная комиссия, которая выносит свой вердикт. Пока не существует простого механизма, отделяющего искусство от всего прочего.

«Есть механизмы, которые сложные или кажутся сложными, я всегда за обратную связь. Все-таки профессиональное сообщество или заинтересованное сообщество должно тоже проявлять инициативу и выступать с предложениями. Они, поверьте, рассматриваются, люди доступны, и точно ни у кого нет идеи все искусственно усложнять или есть некие плохие парни, которые хотят, чтобы город был некрасивый, и наоборот, банят то, что может его украсить. Такого нету», — отметил главный архитектор г. Москвы Сергей Кузнецов.

Возможно, после таких резонансных дел, как на улице Профсоюзной, стоит делать городские комиссии, определяющие судьбу уличного искусства, шире по составу участников.

Андрей Пригов, сын Дмитрия Пригова, директор Фонда Пригова: «Хотелось бы, чтобы в будущем к памятникам культуры подходили с позиций их ценности, даже независимости от той формы, в которой они выполнены и подходов, которые были применены к их исполнению».

«Мы собирали подписи о сохранении этого мурала и направили в Москомархитектуры и фонд капитального ремонта более двух тысяч подписей. И еще направили в префектуру Юго-западного округа, на что они ответили — что да, наверное, это стоит сохранить — и префектура Юго-западного округа написала официальный ответ, что они подали все документы в управу для формирования пакета документов и регистрации этого мурала», — рассказала муниципальный депутат района «Коньково» Ольга Прудлик.

Этот случай можно назвать счастливым: теперь все местные жители точно знают как быть с таким необычным наследием. И готовы дать совет всем остальным, кто оказался в подобной ситуации. За примером далеко ходить не надо: через дорогу от приговского мурала — медведь, созданный к чемпионату мира по футболу, пока, говорят, официально не застрахованный от исчезновения.

Ксения Егорова
Новости культуры