25.10.2020 | 21:56

30 лет рок-опере «Иисус Христос — суперзвезда»


С религиозностью вольно обращались многие персонажи произведений многих авторов, не только Достоевского. А в ХХ веке, когда свобода творчества взломала многовековые барьеры, некоторые авторы саму религиозность превратили в материал для шоу. Пятьдесят лет назад неудавшийся юрист и поэт-самоучка Тим Райс на пару с композитором Эндрю Ллойд Веббером сочинили рок-оперу «Иисус Христос суперзвезда». Ватикан не сразу, но одобрил произведение. А русскую православную церковь на этот счёт никто и не спрашивал, когда рок-опера чудесным образом явилась советской публике, много позже, конечно.

До сих пор идет спор, кто же был первым — Рыбинск, Ленинград или Москва. Принято считать, что Москва, постановка Павла Хомского в Театре имени Моссовета. В труппе были недовольные, сам жанр рок-оперы никаким образом не вязался с традициями театра имени Моссовета. Но создатели выстояли. В эти дни легендарная постановка празднует 30-летие.

Валерий Анохин и Валерий Ярёменко — Христос и Иуда того самого первого состава спектакля «Иисус Христос — суперзвезда» Театра Моссовета вновь вместе на одной сцене спустя 30 лет.

«Слава богу, мы дожили. Вот Валерий Ярёменко может пошутить: сейчас мы наденем костыли и может нам ещё лет 20 хватит», — смеется певец, актёр Валерий Анохин.

Идея поставить «Суперзвезду» на советской сцене появилась у Павла Хомского в 1972-м после поездки в Америку — режиссёр был потрясён бродвейским шоу. И лишь спустя 17 лет он смог приступить к созданию спектакля. Первая русская Магдалина Ирина Климова вспоминает, что спектакль мучительно готовили девять месяцев, даже не предполагая, насколько удачным он получится.

«Успех был оглушительный. Это было невероятно. Вся молодежь Москвы ринулась Театр Моссовета. Потому что это был, как глоток свежего воздуха», — вспоминает артистка.

В то время в Советском Союзе никто не знал, как ставить мюзиклы в западном смысле этого слова. Пришлось фантазировать. Нашлось место цитатам из «Мастера и Маргариты», также несколько персонажей были расширены, по сравнению с оригинальным текстом Тима Райса, но сюжет, по-прежнему следует евангельским историям в вольном пересказе современным языком, где роль рассказчика отдана Иуде.

«Очень трудно представить себя богом. Проще быть человеком и отождествлять себя с Иудой, чем с Иисусом. Поэтому мне кажется, та история, которая задумывалась в первоисточнике, она и в нашем спектакле есть», — считает заслуженный артист России Валерий Ярёменко.

Время шло, но популярности спектакль не терял. По мере взросления актёры не покидали постановку, а примеряли на себя новые роли. Александр Бобровский переиграл практически всех, кроме, по его словам, разве что Марии Магдалины. Начинал с Савла — фарисея, который стал апостолом Павлом. Теперь играет Понтия Пилата.

«О роли Пилата я мечтал сразу, как только увидел фильм. В в фильме меня поразил сам исполнитель Пилата. Молодой, какой-то нервный такой Пилат. И вот я уже сколько лет пытаюсь сыграть вот такого Пилата», — признался артист.

«Иисус Христос — суперзвезда» — спектакль, который чаще всего играют в Моссовете — по 3-4 раза в месяц при полном зале. Артисты уверены, библейские сюжеты — тема вечная, они вне времени.

«Мы говорим о любви. Любовь — это не только скамейка и поцелуи, а мы говорим ещё о том, что можно отдать жизнь за другого человека. Вот это и есть высшее проявление любви», — отметила заслуженная артистка России Екатерина Гусева.

Павел Хомский так вывел формулу спектакля: в каждом из нас живет и Христос — это милосердие, и Иуда — это наша темная сторона, и Магдалина — жертвенность. Всё зависит от того, какое начало победит.


Дарья Турусова, Анастасия Егорова 
Новости культуры