10.03.2020 | 11:00

Экскурсия по Литературно-мемориальному музею И.А. Бунина в Ельце

В 2020 году исполняется 150 лет со дня рождения Ивана Алексеевича Бунина – выдающегося мастера русского слова. На его жизнь (родился 10 (22) октября 1870, Воронеж – умер 8 ноября 1953, Париж) пришлось немало огромной важности событий, отражение которых читатели находят на страницах его произведений. В 1920 году Бунин уехал из России, не приняв послеоктябрьскую власть. Но память о нем хранили места, где он родился, жил, творил…

Первым музеем в СССР, посвящённым классику, стал Литературно-мемориальный музей И.А. Бунина в Ельце. Он открылся 4 июня 1988 года. Бунин учился в этом городе в 1880-х, описывал его в своих произведениях, в том числе в «Жизни Арсеньева». Век спустя, в начале 1980-х годов, группа ельчан-энтузиастов начала поиск дома, в котором проживал Иван Алексеевич, будучи гимназистом. Были найдены и исследованы архивные документы, изучены планы городской застройки прошлого века, собраны воспоминания современников и старожилов. В результате был установлен мещанский дом, в котором в период с 1883 по 1886 годы жил Иван Алексеевич Бунин. Сохранился он практически без изменений. Здесь, на бывшей Рождественской улице, переименованной в советское время в улицу Горького, и был открыт Бунинский музей.

Экспозиция, дающая зримое представление о жизни последнего классика русской литературы, размещена в восьми небольших комнатах, причём интерьер двух из них восстановлен таким, каким был при Бунине. Поклонники творчества Ивана Алексеевича приезжают сюда из разных уголков земного шара.

Особую ценность экспозиции придают личные вещи писателя.


Чемодан И.А. Бунина. Картон, ткань, кожа. 52 х 34 х 20 см. Франция, 1933 г.

Иван Алексеевич очень любил путешествовать. Валентину Катаеву он однажды сказал: «Если бы был очень богат, то не стал бы жить на одном месте, а путешествовал бы по всему земному шару, останавливаясь в комфортабельных гостиницах, а как только надоест – отправлялся бы налегке в другое место: один-два чемодана с самым необходимым. Ничего лишнего. Грязную сорочку не отдавать в стирку, а просто выбрасывать, потому что гораздо легче купить новую. Костюмы и ботинки – то же самое». В чемодане же – записные книжки, бумаги и разные мелочи, к которым привык Иван Алексеевич.

Прочный, но достаточно лёгкий, обтянутый зелёной холщовой тканью с кожаными накладками по углам чемодан интересен тем, что с ним Иван Алексеевич ездил в 1933 году в Стокгольм за получением Нобелевской премии. Вещи он укладывал сам, совмещая при этом разговоры по телефону и просматривая приходящие письма и телеграммы. Помимо одежды и необходимых в дороге предметов туалета там также лежали рукописи, в чём смогли убедиться бельгийские таможенники, на границе потребовавшие открыть чемодан.
 


Очки И.А. Бунина. Пластмасса, стекло, металл, плюш. Франция, 30-40-е годы ХХ века

Зрение, слух и обоняние у Бунина были развиты несравненно сильнее, чем у обычных людей. Ирине Одоевцевой он рассказывал, что в молодости у него было настолько острое зрение, что он различал звёзды, видимые другими только через телескоп. К старости зрение ухудшилось, развилась дальнозоркость, что вынудило при чтении и письме пользоваться очками. Представленные очки были подобраны окулистом и куплены И.А. Буниным в Париже. 



Красно-синий карандаш. Дерево, графит. 15,3 см. Франция, 30-40-е годы ХХ века 

Красно-синий карандаш – личная вещь Ивана Алексеевича. Им он пользовался в последние годы жизни. Когда читал книги, подчёркивал понравившиеся места красным цветом, синим обычно делал пометы. 

Издатель и славист Никита Сергеевич Струве вспоминал: «Дашь Бунину книгу на прочтение – и он вернет её, всю расчерченную красным карандашом, считая не без основания, что такою вольностью придаёт ей цену. Властным почерком он разукрасил лист литературной энциклопедии на букву “Б”». 

В старости из-за деформации суставов правой руки Бунин, по воспоминаниям Галины Кузнецовой, вынужден был держать ручку или карандаш между третьим и четвёртыми пальцами. Помня данный ему в молодости совет Л.Н. Толстого, что писатель должен работать постоянно, не дожидаясь вдохновения, он писал или делал пометы даже тогда, когда боль в руке была нестерпимой. В такие моменты массивный карандаш был просто незаменим. 
 


Письмо И.А. Бунина троюродному брату К.А. Бунину. Тонкая бумага, чёрные чернила. 14/27 мая, 1923 г. 

«Дорогой и милый Константин Алексеевич, снова делаю попытки узнать что-либо о Петре Константиновиче – и снова безуспешно! У сестры Маши тоже пропал сын и тоже без вести. Не было времени на земле страшнее! 
Получили ли Вы мое парижское письмо? Судя по Вашему молчанию, думаю, что нет. Отзовитесь. Я в Грассе близ Канн, но Вы пишите мне в Париж, по тому же адресу… обнимаю Вас от всей души! Ваш Ив.»

Это письмо являлось семейной реликвией внучатой племянницы Бунина Р.М. Колтыгиной. Адресовано оно было её деду, генералу царской армии. На первой странице отчетливо видно число «16»: это номер, поставленный во время обыска, который проводили в семье наследников генерала. После того, как письмо пронумеровали, оно упало со стола к камину и уцелело чудом. После смерти Р.М. Колтыгиной, согласно её воле, письмо в 2000-м году было передано в музей.
 

  
Охотничье ружье И.А.Бунина. Двуствольное, бескурковое. Франция, г. Мамерс, мастер Хабард. Около 1880 г. 

Ружьё подарил музею уроженец села Глотово – писатель Е.Н. Дёмкин. Бунинское ружьё бережно хранилось и передавалось по мужской линии в их семье на протяжении пяти поколений. Классик русской литературы подарил его одному из детей семьи Дёминых, впечатлившись меткостью мальчика во время охоты. 
Как долго Иван Алексеевич пользовался ружьём, неизвестно. Вполне вероятно, что приобрёл он его во время путешествия по Европе, во Франции.
 

  

  

Книга. И.А. Бунин «Митина любовь». Картон, бумага, типографская печать. Париж, 1925 г. 

На левом форзаце – дарственная надпись Ивана Алексеевича, сделанная чёрными чернилами: «Милым и родным Голицыным».

Бунин был хорошо знаком с супругами. Княгиня Голицына приходилась ему троюродной племянницей и была дочерью соседей по Озёркам. При встречах они часто вспоминали родные места, детские годы, общих знакомых.
31 марта 1919 г. в Одессе Вера Николаевна записала в дневнике, как она ходила в продовольственную управу и заходила «в то отделение, где служит дальняя родственница Яна, княгиня Голицына. /…/ Она очень возбуждена, говорит, что им нужно бежать».
В эмиграции супруги жили в городе Шель, недалеко от Парижа. Бунины часто общались с Голицыными в 1930-е годы. Дарственная надпись, сделанная Иваном Алексеевичем, свидетельствовала об их тёплых отношениях.

30 января 1954 года Голицыны присутствовали на кладбище в Сент-Женевьев де Буа при перезахоронении И.А. Бунина из временного склепа.



Книга. Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате» в пер. И.А. Бунина. Картон, бумага, типографская печать. Санкт-Петербург, 1903 г.

Поэма на основе легенд североамериканских индейцев «Песнь о Гайавате» была написана американским поэтом Генри Лонгфелло в 1855 году. Впечатление, произведённое ею, было необыкновенно: в полгода она выдержала 30 изданий, породила массу статей и подражаний и была переведена на многие европейские языки. В России поэма долго была малоизвестна. Первый перевод был сделан Д. Михаловским в 1878 г., который перевёл только несколько её глав, достаточно сухо и с пропусками, значительно изменив форму и тон подлинника. Полный её перевод, причём очень точный, максимально приближённый к оригиналу, был сделан И.А. Буниным с 1896 по 1903 годы.

За перевод поэмы «Песнь о Гайавате» и стихотворный сборник «Листопад» решением Академии наук от 19 октября 1903 года Бунин был удостоен своей первой награды – Пушкинской премии.

В предисловии переводчика И.А. Бунин писал: «Смело могу сказать: я работал с горячей любовью к произведению, дорогому для меня с детства, и с полной добросовестностью, этой слабой данью моей благодарности великому поэту, доставившему мне столько чистой и высокой радости».



Бюст И.А. Бунина. Гипс, тонировка. 104 х 68 х 41 см. Скульптор А. Измалков. Москва, 1965 г. 

Бюст писателя создал в 1965 году крёстный сын Бунина Алексей Измалков. Своего крёстного будущий скульптор обрёл практически случайно. В 1905 году Бунин ехал в Москву через село Измалково и зашёл к местному знакомому гончару. В это время у мастера как раз родился сын, и он попросил Ивана Алексеевича стать крёстным. Бунин согласился, но только с одним условием: писатель желал сам дать имя мальчику и выбрал для него имя своего отца – Алексей.



Ноты романсов Э. Кветона на стихи И.А. Бунина. Бумага, тушь, карандаш. Елец, 1898-1899 гг.

В конце ХIХ века дирижёром военного оркестра Нежинского полка, стоявшего с 1896 года в Ельце, был чех Иосиф Кветон. В молодости он окончил Пражскую консерваторию, служил капельмейстером в армии Австро-Венгрии, а затем оказался в России. Он не только руководил военными оркестрами, но и сам писал музыку.
Приезжая в Елец, Бунин часто бывал в Городском саду, где вечерами играл военный оркестр.

Средний сын Иосифа Кветона Эммануил получил высшее образование в Московском императорском университете на физико-математическом факультете, а затем окончил Московскую консерваторию. Эммануил, как и отец, был хорошим музыкантом и композитором. Сохранившиеся рукописные ноты двух его романсов на стихи И.А. Бунина – «Осень» и «Из сказки» – были подарены музею. Запись нотного текста сделана тушью и кое-где дополнена карандашом.



Книга. И.А. Бунин «Жизнь Арсеньева». Бумага, картон, типографская печать. Южная Корея, 2015 г. 

В музейной коллекции произведений И.А. Бунина, изданных за рубежом, есть книги на французском, английском, немецком, японском, персидском, голландском, эсперанто и других языках. Знаменитый роман И.А. Бунина «Жизнь Арсеньева» на корейском языке был подарен музею в 2016 году после визита Полномочного Министра по экономическим вопросам республики Корея Пак Бён Хвана. 
Суперобложку книги украшают старинные фотографии Ельца, Орла и Москвы. Самая первая, верхняя – елецкая улица Торговая. 


Фотоматериалы предоставлены Литературно-мемориальным музеем И.А. Бунина в Ельце. 
 

Посмотреть другие выставки нашей рубрики «Виртуальный музей» можно здесь ->>>