20.02.2020 | 20:21

На сцену МХТ имени Чехова возвращается "Чайка"

27 февраля на сцену МХТ вернется «Чайка». Пьесу, которая стала символом театра, поставил Оскарас Коршуновас. Для литовского режиссёра Чехов - любимый автор. Яна Мирой побывала на репетиции.

Атмосфера непринуждённая. Актеры заходят в зал с кофе. Вспоминают истории школьных времен, знаменитые постановки «Чайки». Репетиция начинается вступительным словом режиссёра. Говорит очень образно. 

«Некая сырость еще, это очень ценная сырость. Понимаете? Это такое молодое вино. Оно имеет свою силу и свою пьянь», - заявил режиссер Оскарас Коршуновас. 

Звонок с приглашением из МХТ раздался прямо во врем репетиции. У режиссера всегда много планов, но было окно. Совпадение почти невероятное.

«А я наполовину на шутку предложил. Что ставить, если тебя зовут в МХАТ? Что ставить, если не «Чайку», да? А с другой стороны, для меня это одна из самых важных пьес. Вообще «Чайка». «Гамлет» и «Чайка», - добавил режиссер. 

Коршуновас, как и многие исследователи драматургии, видит в этих двух пьесах много созвучий. Говорит, не зря Чехов в тексте цитирует Шекспира. Аркадина произносит слова Гертруды, а Костя в ответ - Гамлета. Для режиссера очень важно, что в обоих произведениях герой ставит свой спектакль, который как бы предсказывает дальнейший ход событий. 

«И все персонажи, которые смотрят этот спектакль, их жизнь меняется после этого спектакля в «Гамлете». Ровно то же самое происходит и в «Чайке», - отметил Коршуновас. 

Режиссер делает много замечаний. Объясняя, в чем причина раздражения Кости в адрес матери, говорит про не разорванную пуповину. 

«Он задушен этим неразорванным пупком. И это у него вырывается перед спектаклем. Поэтому он очень циничный, очень ироничный», - заметил он. 

Коршуновас из тех, кто считает, что для интерпретации нет границ. Автор спектакля - режиссер. Текст - лишь часть замысла, и театр не должен быть служанкой литературы. 

«Классика становится классикой тогда, когда она осовременивается. По другому она ни есть классика. Классика - это то, что дает нашей жизни, нашему современному ощущению жизни некий смысл. Если это ставится по какому-то классическому канону, это не имеет ничего общего с театром, которому, как Костя говорит, нужны новые формы. Это не просто амбициозный лозунг юноши - это сущность театра. Он умирает и возрождается, умирает и возрождается», - рассказал он. 

«Не говорите широко», «Не надо пейзажности» - это замечания про интонацию. Она для Коршуноваса - важнейший инструмент. Считает, именно интонация позволяет сделать классический текст современным. И тогда зрителям кажется, что актеры импровизируют. С «Чайкой» в Литве у него так уже было.

«Зрители спрашивают, сколько тут текста осталось? Я говорю, да весь текст остался. Это не является текстом актеров. Но если зрителю так кажется, что это текст актеров - это замечательно», - заключил он. 

В спектакле звездный состав. Режиссер говорит, делал выбор во многом интуитивно. При этом старался найти созвучия в характере героев и судьбах самих актеров. Это его способ создания на сцене особой подлинности.

Яна Мирой

Новости культуры