18.02.2020 | 20:00

МХАТ имени Горького возвращает на сцену легендарный спектакль "Три сестры"

На сцену МХАТа имени Горького возвращаются «Три сестры» - реконструкция знаменитой постановки Немировича-Данченко 1940 года. Это единственный сохранившийся спектакль одного из основателей Художественного театра. Премьера - 20 февраля. На репетиции побывала Яна Мирой.

Худрук МХАТа ведет репетицию. В последний раз «Три сестры» Немировича-Данченко в этом театре прошли в июне 2019 года. При этом афиша 2020 года спектакль в постановке Немировича-Данченко называет премьерой. Поясняют, реконструкция - это огромная работа. 

«Потихонечку год за годом уходят, уходят, уходят смыслы, уходят образы, уходят какие-то свойства, которые очень важны для спектакля. Сейчас наша работа напоминает восстановление фресок», - заявил художественный руководитель МХАТа им. Горького Эдуард Бояков. 

Для работы с архивами привлекли стороннего специалиста. Исследование заняло несколько месяцев.

«Я должна была собрать все публикации, которые были. Видеоряд, который мог быть. Эскизы декораций. Фотографии актеров, сценографию. Всё, что было можно, а потом я пошла в музей Художественного театра, оказалось, что у них там есть то, о чем я не подозревала. Мне уже, когда я кончала и считала, что я все собрала, одна сотрудница очень пожилая сказала, мол, вы знаете тетрадь Глебова», - заявила театровед Светлана Новикова. 

Вот копии этой тетради. Уникальный документ. Помреж во время репетиций делал подробнейшие записи. Партитура световая, звуковая, музыкальная. 

Замечания из тетрадей помрежа Немировича-Данченко вошли в возобновленный спектакль. 

«Мы знали, например, и это было известно, о том, что у Немировича оркестр двигался. То есть военные уходят, движение оркестра было понятно. Но у Глебова мы находим удивительную деталь: что в конце монолога, видимо, оркестр поворачивает на другую улицу, и волна музыки усиливается. Есть еще вот этот дополнительный нюанс. И это эмоционально, конечно, для актрисы, играющей финал, тоже важнейшее подспорье и важнейшая деталь», - заявил режиссёр реконструкции спектакля Валентин Клементьев. 

Декораторы пытаются воссоздать изначальный замысел художника Дмитриева. За 80 лет спектакль несколько раз обновляли. В 90-е затянули бархатом павильон 1-го и 2-го акта. 

«В нем обнаружились вот такие серо-зеленые дверки, которые просто не стали закрашивать в этот цвет и прекрасно, что они дают нам возможность понять, какой же цвет был на самом деле», - заметила художник реконструкции спектакля Екатерина Кузнецова. 

Можно восстановить декорации, костюмы и мизансцены. Но оживит ли это дух постановки? Театровед Алексей Бартошевич - внук Нины Литовцевой - сорежиссёра Немировича-Данченко. Он видел спектакль с первым составом. Говорит, для него «Три сестры» 1940-го года - это образ сценического совершенства. К идее реконструкции относится, скорее, скептически. 

«Эта идея благородная, но абсолютно не осуществимая. Я в этом глубоко уверен. Дело в том, что в театре реконструкция немыслима. Спектакль - это есть часть того исторического момента, когда он рождается», - рассказал театровед Алексей Бартошевич. 

Бартошевич уточняет: как и живое существо, спектакль должен рождаться и умирать. С годами меняется само актерское существование. 

«Если современные актеры, исходя из самых благородных побуждений, будут пытаться восстановить ту технологию, в которой поставлен спектакль Немировича, с неизбежностью будет ощущение какой-то странной мертвечины. Если же они будут играть в той технологии, в которой они привыкли существовать, это будет другой спектакль, и тогда слово реконструкция никоим образом сюда не подходит», - добавил Бартошевич. 

Актеры XXI века - в оригинальных декорациях, костюмах и мизансценах. Во МХАТе уверяют, что нашли баланс между старым и новым. 

«Спектакль Немировича - это самый великий, самый знаменитый спектакль советского периода МХАТа. Нам досталась это материальная роскошь: мы работаем с декорациями Дмитриева, мы их не воссоздаем, мы ими владеем. Они в наших руках. Что нам сейчас нужно отправить в музей или на склады? Или сделать какую-нибудь инсталляцию? Или сделать постмодернистский оммаж? Давайте все поменяем, но будем это играть в декорациях Дмитриева. С этим спектаклем так не должно быть», - рассказал Бояков. 

Похоже вопрос не в том, удастся ли МХАТу реконструировать спектакль «Три сестры». А в том, возможна ли вообще в театре реконструкция как форма.

Яна Мирой 

Новости культуры