02.12.2019 | 20:21

В Музее имени Пушкина открылась выставка Томаса Гейнсборо


В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина открылась выставка Томаса Гейнсборо — одного из самых ярких представителей британской живописи XVIII века. Генеральный спонсор экспозиции — компания «Роснефть», которая тесно сотрудничает с музеем.

Томаса Гейнсборо ни с кем не перепутаешь. Его картины узнаваемы, так же, как его дамы и кавалеры. Он писал парадные портреты по шесть часов в день полутораметровыми кистями, и только стоя. Любимый художник короля Георга III, он не просто создал свой собственный стиль. Находясь в противостоянии со многими живописцами своего времени, Гейнсборо перевернул мир британского искусства.

«Нам очень важно было показать не только все парадные вещи, которые, конечно, очень важны, чтобы глазами, а не в цифровом виде увидеть, что они из себя представляют, но показать то, что является сутью художника. Показать рисунок, гравюру, его домашние вещи», — рассказала директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак.

Художник экспериментировал с гравюрными техниками. Работал с дневным и ночным светом. В экспозиции — живопись на стекле. Сохранилось всего десять таких стеклянных пластин. До сих пор они никогда не покидали Англию.

«Он сделал такой прибор. Нечто вроде волшебного фонаря, в который вставлялись пластины. Пейзажи, написанные на стекле и эти пластины подсвечивались свечами, но не напрямую, а сквозь такой белый шелк, который давал немножко холодноватый, рассеянный свет», — поделилась куратор выставки Анна Познанская.

Музыка была любовью Гейнсборо. Он виртуозно играл на разных инструментах и коллекционировал их. Писал портреты музыкантов и жанровые сценки с музицирующими, детально прописывая флейты и виолончели. Музыка — на первом месте, живопись на — втором, говорил художник. Но в мире искусства Гейнсборо остался, как великий портретист.

Томаса Гейнсборо называли Ренуаром XVIII века. Художник не только искусно писал парадные портреты. Он их искусно мог переписать. Его клиенты возвращались к нему лет через пять и просили изменить прическу или костюм, вышедшие из моды.

Глядя на этот парадный портрет миссис Элизабет Муди, трудно поверить, что художник вписал ее сыновей через несколько лет после смерти матери. Такой они никогда ее не видели. Гейнсборо часто писал портреты при свечах, дававших мягкий, рассеянный свет, экспериментировал с позами, но при этом отчаянно ненавидел портретную живопись.

«Он писал, что „эти проклятые портреты я бы гораздо с большим удовольствием променял на любой мой ранний пейзаж“. Он был пейзажистом, он очень любил пейзажи. Одна из последних работ, которую он создал, был пейзаж. Это свидетельствует, что он до конца был предан этому жанру», — говорит Елена Коротких, научный сотрудник Отдела искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков ГМИИ им. Пушкина.

Сто работ из 13 музеев. А еще «Прогулки с Томасом Гейнсборо» на Декабрьских вечерах, где будет много английской музыки.

 

Елена Ворошилова

Новости культуры