Новости проекта

29.11.2019 | 21:37

В Пушкинском музее открылась выставка Томаса Гейнсборо


«Декабрьские вечера» в Пушкинском музее в этом году посвящены музыке британских композиторов, а сопровождать концерты фестиваля будет выставка Томаса Гейнсборо. В подготовке экспозиции приняли участие 11 музеев Великобритании.

Такого Гейнсборо в России еще никогда не видели. Больше девяноста предметов графики и живописи из Королевской академии искусств и Лондонской национальной галереи. Ранние и поздние работы художника, который знал, как обычные вещи превратить в необычные. И которого коллеги упрекали в излишней живописности.

«Гейнсборо всегда тянуло на эмоции, выражение чувств, создание единого образа, как он сочетался с природой и окружающем мире. Он работал в свободной манере и тогда этого никто не понимал», — рассказывает куратор выставки Анна Познанская.

О Гейнсборо говорили, что он определил лицо британской портретной живописи, но истинной его любовью был пейзаж.

Елена Коротких, научный сотрудник Отдела искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков ГМИИ им. Пушкина: «Гейнсборо изначально видел себя, как пейзажиста, и больше всего Гейнсборо любит пейзажи. Он родился в живописном крае на юге Англии и с раннего детства начинает рисовать карандашом в альбомах, а затем переходя к масляной живописи, но он очень быстро понимает, что прокормить в пейзаже невозможно».

Художник не просто писал портреты, он вписывал их в пейзаж. На многих его картинах композиторы или музыканты. Так Гейнсборо манифестировал свое увлечение музыкой. Парадные портреты писал по шесть часов в день и только стоя. Работал полутораметровыми кистями и жидкими красками, которые позволяли добиться тонкого, текучего мазка. Многие графини и бароны получив портрет возвращались к нему через несколько лет, прося художника переписать прическу или вышедший из моды наряд. Гейнсборо это делал, но в принципиальных вещах на компромиссы не шел.

Куратор выставки Анна Познанская: «Об этом свидетельствует его конфликт с Академией художеств. У Гейнсборо были четкие инструкции как надо вешать его вещи и когда после нескольких лет борьбы, выяснилось, что Академия не готова повесить их так как нужно. Он забрал их и не стал там выставляться».

Это «Снятие с креста» Рубенса не случайно здесь. Гейнсборо, увидев гравюру, сделанной по росписи алтаря в Антверпенском соборе, был потрясен и написал свою версию. Оригинал увидел только спустя десять лет.

«Гравюра черно-белая. Но он умудрился воспроизвести то цветовой решение, которое использовал Рубенс, не видя оригинала», — добавляет Елена Коротких.

Художник хоть и был придирчив к себе, но имел хорошее чувство юмора. Одному своему заказчику, портрет которого долго не мог написать, Гейнсборо сказал: «Даю вам право сварить из меня лак для картин и распилить мои кости на карандаши». Перфекционизм и лёгкость — таким он вошел в историю живописи.

 

Елена Ворошилова

Новости культуры