22.11.2019 | 10:38

В Петербурге завершается реставрация Воскресенского Новодевичьего монастыря

В Петербурге завершается реставрация Воскресенского Новодевичьего монастыря. В его восстановлении было задействовано более 400 специалистов. Подробности - у Дмитрия Ясковского.

Строительные леса еще окружают Воскресенский собор и церковь Трех святителей, но вот-вот обнажатся стены храмов. А в Церкви Казанской иконы Божьей Матери идет реставрация интерьеров. Художники раскрывают красоту фресок. 

«Когда мы начали доставать авторский слой, чистый и красивый, этот восторг можно сравнить с поиском клада. Расчищаешь и видишь пошло-пошло. Не хочется останавливаться», - отметил художник-реставратор Олег Мендельсон. 

Здание построено архитектором Василием Косяковым: тем самым, что создавал Морской собор в Кронштадте. Оба храма повторяют облик древнейшей христианской святыни - Софийского собора в Константинополе. Церковь была освящена сразу после революции 17-го года, а через 10 лет закрыта. Пришедшие в храм реставраторы неожиданно для себя открыли эту страницу истории. 

Сейчас в храме трудятся позолотчики и живописцы. Реставрация выборочная - часть росписи сохранилась.

«Есть кусочки хорошей, красивой старой живописи. Она сохранилась здесь только благодаря тому, что на этом участке стояли в свое время станки и просто до нее никто не добрался. И хотя она сохранилась в очень таком неприглядном виде, но по крайней мере она не тронутая рукой», - отметила художник-реставратор Наталья Мендельсон. 

Реставраторы стараются даже не дышать, когда наносят сусальное золото на капители колонн. Хотя она сохранилась в очень таком неприглядном виде, по крайней мере она не тронутая рукой. Реставраторы стараются даже не дышать, когда наносят сусальное золото на капители колонн.

«У нас на подушки, специальная шторка, чтобы ветер не сдувал, и если человек быстро пройдет мимо, есть шанс, что золото улетит», - подчеркнула реставратор Алиса Матсон. 

Здание строилось, когда шла Первая мировая война. Золото уходило на закупку оружия, сталь на штыки и колючую проволоку, бетон на доты и блиндажи, и даже стены полностью расписать тогда не удалось. После краха советской власти, храм расписывали буквально всем миром. 

«Приезжали люди из разных городов, здесь набирали, расписывали. Не то, что разные школы, разные руки, и по характеру живописи это в общем-то видно», - отметил художник-реставратор Олег Мендельсон. 

Поправить любительскую работу сейчас не позволяет профессиональный кодекс реставраторов, но для тех, кто придет в храм - это не столь важно. Главное, чтобы не прервалась традиция.

   Дмитрий Ясковский

Новости культуры