20.10.2019 | 20:55

Исполнилось сто лет со дня рождения классика башкирской литературы Мустая Карима

Сегодня исполнилось сто лет со дня рождения классика башкирской литературы Мустая Карима, урожденного Мустафы Сафича Каримова. Вес и значение его творчества литературоведение не ограничивает определением "национальное достояние", оно шире, считает литературоведение. Сам он был довольно скромным человеком – сравнивал себя с гусем, который немного ходит, немного плавает, немного летает. Наш корреспондент Юлия Струкова была на родине писателя незадолго до юбилея.

Произведения Мустая Карима в Республике Башкортостан – в школьной программе. Здесь, в селе Кляшево, где поэт родился – кабинет его творчества. Со второго по девятый класс изучают башкирский как язык государственный.

«В деревне у нас люди общаются на татарском языке, также проживают и русские, и узбеки, и армяне, и башкиры. Но в основном разговариваем на башкирском языке», – поясняет учитель башкирского языка Римма Гайфуллина.

Кляшево сто лет назад – это типтярский аул. Типтяры – отатарившиеся башкиры. Переселившись в эти места, они сохранили национальные традиции, но утратили язык. Башкирские сказки и легенды маленькому Мустафе в детстве рассказывала Старшая мать. У главы семьи по мусульманским традициям было две жены. Младшая его родила, Старшая привила любовь к языку и культуре. Все, что успел написать Мустай Карим издано в полном собрании сочинений. В последнем, 11-м томе – дневники.

«Он начал писать до войны, писал на двух языках. У него был башкирский день и одна запись полностью на русском. Полное собрание – это академическое издание на языке оригинала. То есть, по-русски написано – значит на русском и публикуем», – рассказывает Альфия Каримова, дочь Мустая Карима.

Поэт и философ писал о вечном, его книги современны до сих пор. «Не русский я, но россиянин», - говорил о себе Мустай Карим и гордился, что "страны советской сын". Раушана Байгузина работала в местном отделе культуры. Рассказывает, как при Мустае Кариме в Кляшеве часто устраивали поэтичские вечера:

«Мустафа Сафич дружил и с Сергеем Михалковым, Расулом Гамзатовым. Чингиз Айтматов приезжал к нам, поэт Дудин, фронтовик. Они даже приезжали летом, не только в юбилеи – встречались с читателями», – вспоминает жительница села Кляшево Раушана Байгузина.

В Уфе имя Мустая Карима носит Молодежный театр, мемориальная доска на фасаде главного корпуса Башкирского государственного университета, где писатель учился. В кукольном театре – целая лаборатория по изучению Мустая Карима. За час пятнадцать рискнули рассказать о его объемном творчестве.

«Была поставлена задача для артистов, чтобы каждый из них принес небольшой этюд своего Мустая. У каждого был свой стиль, свой подход и свое понимание. Нас это еще сподвигло на то, чтоб эти работы попытались включить также в этот спектакль», – делится Альберт Имамутдинов, директор Башкирского государственного театра кукол, главный режиссёр.

Куклы-маски. У Мустая – сразу три: детство, юность, зрелость. Используются разные кукольные техники и видеоанимация. Перед сценой – бесшовная сетка, с ее помощью создается 3D-эффект. Это позволяет совмещать придуманный мир с документалистикой.

Драматург, писатель, общественный деятель – многоликий Мустай в фотографиях Вячеслава Стрижевского. Он снимал поэта несколько десятилетий. Иногда дома, в семье.

«Гляжу, он кричит: "Руза, Руза, иди сюда!" А у них в доме было так, что всех, кто приходил, кормили беляшам. Это ритуально, беляш и чай. Она в муке, такая, приходит: "Что случилось, Мустай?" Он ей говорит: "В руках мастера глине больно не бывает", – переходит на башкирский и что-то продолжает. И я первый раз в жизни натурально видел, как рождается стих», – вспоминает автор фотовыставки Вячеслав Стрижевский.

6 метров в высоту, 15 в длину – внушительный бронзовый монумент Мустаю Кариму на одной из центральных площадей города. Позади фигуры писателя – каскад рукописных страниц, с которых буквально сходят герои его самой знаменитой повести "Долгое-долгое детство". В теплое время года здесь бьет фонтан – вода символизирует непрерывность жизни.

В этих образах – и автобиография писателя. Вот сраженный взрывом раненый боец. Вот он же в детстве – мальчик по прозвищу Пупок, за ним – Старшая мать и большекрылые птицы, которые упоминаются в одном из его самых известных стихотворений.

Юлия Струкова

Новости культуры