16.10.2019 | 20:12

Родные и близкие Дмитрия Хворостовского вспоминают его на церемонии открытия памятника

16 октября исполняется 57 лет со дня рождения оперного певца Дмитрия Хворостовского. На Новодевичьем кладбище в Москве открыли памятник артисту. На церемонии присутствовали родные, близкие друзья и коллеги.

Одновременно с открытием памятника Новодевичье кладбище заполнил голос Дмитрия Хворостовского. Ария Демона из одноименной оперы Антона Рубинштейна – последняя, исполненная певцом. 27-я оперная партия.

«В этот день, в день рождения, мы всегда перезванивались, или я приезжал к нему в Лондон, или где-то мы еще виделись. Это всегда был день без заката и без восхода солнца, потому что он переходил в другой день», – вспоминает Дмитрий Бертман, генеральный директор – художественный руководитель театра "Геликон-Опера", народный артист России.

Увековечить память певца в бронзе – решение семьи Дмитрия Хворостовского. Родителям, Александру Степановичу и Людмиле Петровне, было важно самим найти скульптора и взять на себя все расходы.

«На мой взгляд и на взгляд нашей семьи, он тоже получился прекрасный. Когда мы увидели макет, то влюбились в него с первого взгляда. Он как бы посередине какого-то движения, как будто он на сцене, и движение после этого мгновения продолжится», – делится Александр Хворостовский, отец Дмитрия Хворостовского.

«Как будто он выходит на сцену. Нам очень понравилось, когда мы первый раз увидели. И родители особенно, и мы все согласились», – говорит Флоранс Илли-Хворостовская, певица, вдова Дмитрия Хворостовского.

Автор монумента – Владимир Усов. Скульптор уже работал над памятниками Хворостовскому. Один установлен на его родине в Красноярске рядом с Институтом искусств, в котором учился певец, другой – в фойе театра "Геликон-Опера".

«Я хотел реализовать свое отношение к нему, а он сам себя отразил, своей харизмой, своей фигурой, постановкой, на сцене ли, или вообще в своей жизни. Вот он такой. Всё для этого у него было: и рост, и огромные плечи: и вот эти руки, которые он расставляет в стороны, и указательным пальцем прямо они входят в зрителей», – поясняет Владимир Усов, скульптор.

На сцене невозможно существовать без игры, без шутки, повторял Дмитрий Хворостовский. И в работе, и в жизни выше всего остального ценил свободу.

«Он хотел записываться. Что-то, наверное, в нем было такое, что он хотел оставить след свой. Каждый год мы время откладывали и записывали то, что он хотел. И я счастлив, что мы смогли сделать это – наследие у нас есть», – рассказывает Константин Орбелян, дирижер (США).

Дмитрий Хворостовский говорил, выступление для него – как уход от реальности в какую-то сказку, где не существует лжи и ненависти. Это может быть за кулисами. Но сцена – храм. Она чиста.

Анастасия Егорова

Новости культуры