Новости проекта

11.10.2019 | 19:48

Музей искусства модернизма-коллекция Костаки в Салониках открывает выставку Любови Поповой

Музей искусства модернизма в Салониках открывает ретроспективную выставку Любови Поповой – яркой
представительницы русского авангарда. Из Греции – Алия Шарифуллина.

Туристический сезон на берегах Эгейского моря уже завершился, но в Салониках в эти дни многолюдно. В одном из главных портовых городов Греции «Музей искусства модернизма - коллекция Костаки» знакомит посетителей с самыми важными фигурами русского авангарда. Начало масштабному проекту положила выставка Любови Поповой. Это первая ретроспектива художницы за последние 30 лет. Большинство экспонатов - из личного собрания Костаки. Попову коллекционер обожал и отводил ее работам лучшие места в своей квартире.

«Конечно, он понимал, что есть Малевич, он знал, что такое Лисицкий, это все-таки очень сильные авангардисты. Но сердцем он как бы был больше, прилип больше именно к Поповой», - рассказывает Алики Костаки, дочь Г. Костаки.

Многие полотна Любови Поповой Костаки обнаружил в подмосковном Звенигороде, на даче у родственников художницы: на одной картине висело корыто, другими были забиты оконные проемы. Отдать коллекционеру работы «амазонки русского авангарда» согласились только, если он привезет взамен листы фанеры.

Выставка – хроника того, как барышня из богатой купеческой семьи превратилась в яркого авангардиста. Вот ее первые рисунки и пейзажи - «недолгое подражание Ван Гогу», как она сама писала. Изучая импрессионистов, Сезанна, Любовь Попова пыталась выработать собственный язык. В 1912 году она отправилась в Париж учиться кубизму, в Россию вернулась совершенно другим художником: свободным от академической дидактики и от споров между кубистами и футуристами.

«Она была совершенно таким пытливым человеком, художником, который был в поиске, открытым для каких-то новых тенденций, восприимчивым, и конечно, художником очень талантливым, который быстро обрабатывал ту информацию, которую он получал, переосмысливал и создавал свое искусство», - отмечает Кристина Краснянская, глава попечительского совета «MOMus —Музея искусства модернизма — коллекции Костаки».

Вскоре она примкнет к соратникам Малевича, откажется от фигуративного искусства и разработает собственную версию супрематизма – «Живописную архитектонику» - своеобразный диалог между живописью и архитектурой.

«Она говорила, что ее вдохновила среднеазиатская архитектура, как ни странно, средневековая. Она бывала в Бухаре, Хиве. Конечно, мы не увидим здесь элементы этой архитектуры, но, наверное, ощущение какой-то такой гармонии, ясности, идет может быть действительно от этой средневековой мусульманской архитектуры», - говорит Андрей Сарабьянов, куратор выставки.

После революции Любовь Попова сблизилась с конструктивистами, принципиально отказалась от занятий «чистым искусством» в пользу производственного – полезного человеку. «Угадать ситчик было для нее привлекательней, чем «угодить» эстетствующим господам», - писал Осип Брик. Попова рисовала эскизы для Первой ситценабивной фабрики. Так, на смену наскучившим цветочкам пришли геометрические орнаменты. Создавала художница и декорации к спектаклям.

«Использовала эти формы конструктивистские, которые были в её живописных архитектониках, для того чтобы делать такие макеты. геометрически они очень простые и у них может быть много функций, то есть сама идея конструктивизма», - объясняет Мария Цанцаноглу, директор «MOMus —Музея искусства модернизма — коллекции Костаки».

Своей главной задачей Георгий Костаки считал не собирать предметы искусства, а показывать их. Он говорил о картинах: «Мои дети не любят темноты». Увлекаясь художником, собирал все, что с ним связано – черновики, эскизы, письма. По этим богатейшим архивам искусствоведы продолжают изучать историю русского авангарда. 

Алия Шарифуллина

Новости культуры