12.09.2019 | 15:33

Омский историко-краеведческий музей представил "Этническую панораму Сибири"

«Этническую панораму Сибири» представил Омский историко-краеведческий музей. Экспозиция рассказывает о культуре и быте коренного населения региона и переселенцев.

Русская изба и казахская юрта. В этом зале жилища сибиряков ‒ по соседству. Омское Прииртышье за несколько веков сплотило разные народы. Переселенцы из европейской части России и в этом суровом месте сохраняли традиции своей народной архитектуры.

«Тщательно подходили не только к выбору места, но и дерева, из которого изготавливалась изба. Например, это дерево не должно было быть сухим или старым. Даже количество венцов и количество бревен, которые были в избе, также имели свой смысл. Например, количество бревен не должно было быть нечетным», ‒ рассказала заместитель директора по научной работе Омского государственного историко-краеведческого музея Юлия Сомова.

К бревну «матице» ‒ по центру русской избы – крепили люльку, куда обязательно подвешивали куклу «куватку». Ее делали без иголки и ножниц из старой маминой одежды. А такая рубашка – большая редкость в музеях центральной части России. Это свадебный подарок невесты жениху у старообрядцев. По изысканности узоров судили о мастерстве будущей хозяйки дома. А по декору мутовки – приспособления для взбивания кумыса – оценивали благосостояние главы казахской семьи.

«Отношение к кобыльему молоку, из которого изготавливался кумыс, и к самому напитку было трепетным. Например, подойник для кобыльего молока обязательно снабжался носиком, чтобы ни одна капля не могла упасть на землю», ‒ говорит ведущий научный сотрудник Омского государственного историко-краеведческого музея Оксана Дербуш.

Один из разделов экспозиции посвящен быту коренных народов Сибири. Накануне Великой Отечественной войны краевед Андрей Палашенков в лесной чаще обнаружил мансийское капище. Деревянные идолы были одеты в модные тогда куртки и дорогой ситец. Лучшая кожа шла и на изготовление шаманских бубнов.

«Считалось, что в бубне помещается часть души шамана. И когда шаман умирал, его бубен непременно ломали. Следует отметить, что у нас в коллекции находятся все-таки уже разрушенные бубны. Наверное, целые никто из шаманов не отдавал», ‒ объяснила Оксана Дербуш.

В этнографической коллекции Омского краеведческого музея – больше пяти тысяч экспонатов. Их привозили из экспедиций еще члены Императорского русского географического общества. Музейное собрание продолжает ежегодно пополняться.

Динара Шамец

Новости культуры