28.05.2019 | 09:11

"Отелло" в постановке Андрея Кончаловского на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко

Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко завершает юбилейный сотый сезон оперой Джузеппе Верди «Отелло» в постановке Андрея Кончаловского. Премьера ‒ 30 мая. Она пройдет в рамках фестиваля искусств «Черешневый лес». На генеральной репетиции побывала Яна Мирой.

Андрей Кончаловский ставит оперу в Москве впервые. Режиссер, который до кинокарьеры обучался в консерватории, говорит: «Музыкой в опере надо наслаждаться слепому. Но если открываешь глаза, нужно, чтобы не хотелось их закрыть».

«Я не считаю возможным тянуть на себя одеяло в опере. Я подчиняюсь законам музыки. И потом надо понять Верди. Это не легко. Важно, чтобы Верди не переворачивался в гробу, когда он видит. Вот я не знаю, что будет с ним. Что сейчас с ним происходит», ‒ поделился режиссер-постановщик, народный артист РСФСР Андрей Кончаловский. 

В театре считают, это одно из самых сложных произведений Верди. «Отелло» написан после 15-летнего «оперного молчания». У главного дирижера театра Феликса Коробова есть мечта ‒ исполнить все оперы Джузеппе Верди. Великий композитор создал 30 сочинений в этом жанре. В репертуаре маэстро ‒ уже пять: «Эрнани», «Сила судьбы», «Травиата», Аида», «Макбет». И вот теперь ‒ «Отелло». Уже во второй раз ‒ опера Верди на шекспировский сюжет. 

«"Отелло", как никакая из его опер, очень тщательно размечена композитором. Масса нюансов, акцентов. Все авторские пометки. Ни одна из его партитур не была настолько тщательно проработана. И работать, конечно, безумно сложно. Потому что все певцы работают по вокальным составляющим на пределе своих возможностей», ‒  пояснил Феликс Коробов. 

Для создателей спектакля эта история ‒ не метафора, артисты проживают трагедию. Тут нет «наклеенных бород». «Я уже полтора месяца не бреюсь. Это моя борода. Я по жизни чисто бритый, аккуратный человек. Но я специально наращивал. Я жил этим образом. Подходил к нему. Попытался найти взгляд, попытался найти образ», ‒ признался приглашенный солист оперной труппы Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Арсен Согомонян. 

Артисты говорят, Кончаловский делает все для того, чтобы им было удобно петь. А чтобы сыграть роль режиссер, предложил понятие «ложная перспектива».

«Каждый из вас, и я в том числе, знает, чем закончится история у Дездемоны. И это так сложно все время говорить: "Ты не умрешь, нет. Это не про то история". И не выходить с ощущением, что через три часа тебя задушит прекрасный мужчина, это очень тяжело. И вот ‒ ложная перспектива: все время думай о любви, о счастье, о том, что происходит в данный момент», ‒ говорит солистка оперной труппы Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Наталья Петрожицкая. 

Создатели спектакля категорически против того, чтобы телекамеры и фоторепортеры снимали второй акт. Строгий запрет будет действовать на протяжении всей премьерной серии. Готовят особенный финал.

Яна Мирой

Новости культуры