24.05.2019 | 20:28

В Театре Сац поставили два одноактных балета

Премьера на Большой сцене Театра имени Наталии Сац. «Шут» и «Свадебка» - два одноактных балета на музыку Прокофьева и Стравинского. Спектакль посмотрела Елена Ворошилова.

Шуты для Кирилла Симонова - ребята понятные и родные. Будучи танцовщиком в родной Мариинке, перетанцевал все шутовские партии. Теперь - время Шута в Театре Сац.

«Это очень русская музыка. В какой-то момент разудалая, в какой-то момент очень лирическая и романтическая музыка. То есть, если мы говорим про шута, это должны быть только шутки и комедии. Но на самом деле, в этом есть очень много ноток романтики, чувственности. Поэтому, мне кажется, что это все равно спектакль про любовь», - признался Симонов.

Когда-то Дягилев и Прокофьев сочинили «Шута» для «Русских сезонов». У Симонова он живет в большом городе, в обществе злобных коллег, компьютерных бродилок и гламурных дефиле. Умеет шутить и всегда выходит сухим из воды.

В финале сцену засыпали разноцветными кубиками. Такими же яркими, как шутовской колпак. 

Никогда еще в Театре Сац не было такой стихии. Патрик де Бана отметает стандарты и условности. Доверяет интуиции и вдохновению. Свою «Свадебку» на музыку Стравинского посвятил своему кумиру Вацлаву Нижинскому. Его грезам и безумию. Жизни придуманной и настоящей.

Он знает Достоевского, Толстого, Пушкина. Любит Эрмитаж и Русский музей. О той, далекой романовской России Патрик де Бана знает все. Его кумиры - Дягилев, Павлова, Нижинский.

«Я хотел поговорить об этой легенде, имя которой Нижинский. О его душе, эмоциях, о человеке, который стоял за этой легендой. Люди, которые присутствуют на «Свадебке» - это большевики, совершившие революцию 17 года, после которой имперская Россия перестала существовать. А Дягилев, Карсавина, Павлова отправились в изгнание», - отметил Патрик де Бана.

Стравинский написал «Свадебку» в 1917 году. Через пять лет Бронислава Нижинская (сестра танцовщика) поставила ее в Париже. У де Бана нет даже намека на ту историю. Эта свадебка печали - в воображении Нижинского - пациента психиатрической больницы, у которого нет родины, друзей, любимого балета. 

Чтобы понять своего героя, де Бана прочитал дневники Нижинского, который большую часть своей жизни сражался с тенями прошлого. Их присутствие чувствуется в этом свадебном ритуале, жестком и беспощадном. 

На премьеру приехал из Германии брат Патрика Эндрю, чтобы поддержать. Эта история стала семейной в клане де Бана.

Елена Ворошилова

Новости культуры