24.04.2019 | 19:50

О Музее В. В. Набокова в Санкт-Петербурге

Международный литературный фонд Владимира Набокова предложил Правительству России передать из Монтрё в Петербург 300 коробок с письмами, личными вещами, книгами Набокова. Но на родине писателя принять это богатое наследство пока не готовы. Музей Владимира Набокова в Петербурге - негосударственный. К тому же его закрыли на ремонт как раз накануне 120-летия со дня рождения Набокова.

«Единственным домом в мире» называл этот петербуржский особняк Владимир Набоков. Позже, где бы он ни находился, недвижимости никогда не приобретал - предпочитал гостиницы. Сегодня в этом доме, где писатель провел первые 18 лет жизни, соседствуют две организации - Музей Набокова и музыкальная школа.

На верхних этажах, отданных под школу, ремонт. В апреле музей (он занимает первый этаж) закрыли. Он работал с 98 года как общественный. Экспонаты дарили родственники, знакомые, коллекционеры. Но на одни спонсорские средства музей жить не мог. От исчезновения в 2008-м его спас Санкт-Петербургский университет. Музей стал частью филологического факультета. А на верхних этажах особняка владельцы менялись. «Здесь были сплошные перегородки, маленькие кабинетики. И потихоньку стали продумывать, как приспособить эти помещения для Детской школы искусств», - говорит начальник отдела культуры администрации Адмиралтейского района Санкт-Петербурга Сергей Бурков.     

«Когда я в первый раз сюда вошла, я поняла, что это невозможно. В помещениях был грибок, были трещины штукатурки, и было такое впечатление, что здание просто разрывается пополам», - говорит директор Детской школы искусств им. Бортнянского Светлана Семенова.

После историко-культурной экспертизы ремонтные работы уже пять лет. Отреставрировали больше половины. Директор школы уверяет: интерьеры стараются сохранять. В кабинете отца Набокова - изразцовая печь, дубовые панели. Впереди работы в будуаре матери. Он подробно описан в «Других берегах»: инкрустированный камин, вензель Елены Ивановны над дверью, деревянная голландская расстекловка и редкая фурнитура на окнах. А в музее с 2018 года кризис. Его переподчиняли разным подразделениям университета, сократили сотрудникам зарплату - они уволились.

Университет проигнорировал нашу просьбу прокомментировать ситуацию с Музеем Набокова. По-прежнему остается вопрос «Что делать с коллекцией Набокова из Монтрё?». Её, кстати, с удовольствием бы принял музей-усадьба «Рождествено» в Ленинградской области. Ирина Авикайнен, заведующая музеем-усадьбой «Рождествено»: «Не скрою, нам хочется иметь в своем собрании предметы, принадлежащие Владимиру Владимировичу, хочется более полно представить нашего последнего владельца».

Но в будущем году «Рождествено» на несколько лет закроется на реставрацию. Да и Фонд Набокова настаивает: сын писателя Дмитрий завещал передать вещи отца в «единственный дом в мире» - на Большую Морскую.

Михаил Пиотровский: «В свое время Фонд Набокова и потомки Набокова даже отказывались разговаривать на эту тему с представителями России. Они говорили, что, когда у Вас будет реституция, и Вы отдадите все имущество, тогда мы будем с Вами разговаривать. В общем, прошло время, та позиция изменилась. Идут активные обсуждения, каким образом сделать так, чтобы все это здание стало музеем, а вот каким музеем, городским или федеральным, это в общем-то все равно - главное, чтоб все здание стало музеем».

Министр культуры, к которому обратился Фонд Набокова с просьбой помочь музею приобрести статус государственного, поручил Литературному музею имени Даля провести экспертную оценку ситуации. Дмитрий Бак, директор Государственного музея истории российской литературы им. Даля: «Конечно, нельзя упускать возможность получить в дар бесценные реликвии, связанные с жизнью и творчеством Набокова. А эта передача будет осуществлена только когда будет достигнута стабильная ситуация в пункте приемки. Здесь не может быть простых решений, здесь нет такой точки, где может быть ситуация разрешена. Здесь есть разные ведомственные интересы, но все стороны понимают важность задачи».

По словам директора музея Набокова, решений от российской стороны ждут до 31 декабря 2019 года. После этого дар, который до сих пор находится в Швейцарии, могут отдать кому-нибудь за пределами России.

Юлия Струкова

Новости культуры