14.03.2019 | 10:50

В Центре Андрея Вознесенского прошла премьера оперы-инсталляции "Некийя"

В культурном Центре Андрея Вознесенского прошла премьера оперы-инсталляции «Некийя». С проектом, который полностью пересматривает каноны оперного жанра, познакомилась Анастасия Егорова.

Сеансы оперы «Некийя» не привязаны к точному времени. Места занимать не нужно, эту оперу-инсталляцию слушают стоя. Зайти в зал можно в любое время. Продолжительность цикла - час, однако сеансы идут друг за другом без перерыва. Авторы обещают, что вы не пропустите сюжет, ведь главное в действии - атмосфера.

«Некийя» - спуск Одиссея в царство Аида, где он разговаривает с умершими душами. В современной версии античной трагедии - с 4 героинями: Алкестой, Иокастой, Кассандрой и Эвридикой. Автор монологов - Димитрис Яламас.

«Алкеста - это первая из них. Эта тема меня с детства очень беспокоила - это человек. который заживо захоронен. И она знает, что у нее 50 минут жизни. И что она думает вот эти 50 минут», - рассказал поэт Димитрис Яламас.

Исполнители оперы - солисты хора Электротеатра «Станиславский». Однако в зале не слышно ни сопрано, ни контральто. Только шепот, придыхание, всхлипы. Это музыка композитора Дмитрия Курляндского. Говорит, в его партитуре ни единой импровизации. 4 монолога героинь, каждый по 30 страниц, выстроены параллельно и повторяются бесконечное количество раз. 

«Для меня очень важно услышать текст как музыку, не дописывать что-то, что в нем изначально не заложено, а вслушаться и слушать его сам текст, как музыку. И в данном случае это много способов артикуляции текста. В основном эти способы находятся на территории дореального произнесения слова, то есть это недовыраженная артикуляция текста», - поделился композитор Дмитрий Курляндский.

Сольные монологи солисток записывали в студии, которая находится в подвале Электротеатра. Музыка, записанная в замкнутом пространстве под землей, - это тоже часть действия о царстве мертвых. В такт смыслового миража - сценография.

«Эффект фосфена, когда вы нажимаете на глаза, и видите абстрактные видения, это чисто автопоэзия, поскольку это чисто механическое воздействие», - подчеркнула художник Елена Немкова. 

Роли Одиссея в сценарии оперы нет. Примерить ее авторы предлагают каждому водящему в зал.

Новости культуры