01.03.2019 | 17:20

Для памяти потомству своему…

27 февраля 2019 г. Государственный исторический музей открыл выставку «Аристократический портрет в России XVIII – начала XX века». Такого рода живописные произведения являются важной частью собрания ГИМ. Портреты представителей древних русских родов и новой знати создавались «для памяти потомству своему…» не только лучшими отечественными столичными и иностранными живописцами, но и скромными усадебными художниками.

Среди авторов произведений выдающиеся отечественные мастера - Ф.С. Рокотов, Д.Г. Левицкий, В.Л. Боровиковский, В.А. Тропинин; снискавшие европейскую известность модные французские портретисты середины XIX века - Ш. Мюллер, Ф.К. Винтерхальтер; блистательные отечественные виртуозы салонного великосветского портрета – К.Е. Маковский и И.К. Макаров, классик русского аристократического портрета В.А. Серов.

В собрание Исторического музея портреты поступили в основном из национализированных портретных галерей князей Куракиных, Голицыных, Барятинских, Долгоруковых, Шаховских, древних родов Нарышкиных, Глебовых-Стрешневых и других представителей дворянского сословия.

О живописных экспонатах выставки, лицах, на них изображенных, художниках - в этой публикации.


Франц Николаевич Рисс (1804-1886)
Портрет светлейшей княгини Т.В. Голицыной. 1835г.
Портрет находился в подмосковном имении князей Голицыных Большие Вяземы

Франц Николаевич Рисс родился в Москве в 1804 г, художественное образование получил в Париже в мастерской живописца барона Антуана Гро. Рисс был известным в свое время портретистом и мастером бытовых композиций. К тридцати годам он становится модным художником Петербурга, принимает участие в росписи Исаакиевского собора. За портрет В.А. Жуковского Ф.Н. Рисс был удостоен звания академика портретной живописи. В Третьяковской галерее находятся его работы "Цыганский табор в лесу" и "Автопортрет". Преданность Франца Николаевича Рисса живописи и его активная деятельность по развитию русского изобразительного искусства были вознаграждены в 1863 году избранием художника почетным вольным общником Академии художеств.

Татьяна Васильевна Голицына (1782/3 — 1841), урожденная княжна Васильчикова, дочь бригадира В.А. Васильчикова и Е.И. Овцыной. Жена светлейшего князя Д.В. Голицына.
До замужества была фрейлиной императрицы Марии Федоровны, кавалерственной дамой ордена Св. Екатерины 2-й степени (малого креста). Т.В. Голицына была известна своей благотворительностью: ее попечением в 1825 г. был основан Московский дом трудолюбия, позднее преобразованный в Елизаветинский институт благородных девиц, где получали образование дочери младших офицеров и чиновников. Ею были учреждены сиротские училища, особенно заботилась она «о распространении образования среди девиц бедного класса». В коронацию императора Николая I княгиня была пожалована в статс-дамы императрицы Александры Федоровны, имела жалованный наградной браслет с миниатюрным портретом императрицы в бриллиантовом обрамлении.


Макаров Иван Кузьмич (1822, Арзамас – 1897, Санкт-Петербург)
Портрет супругов Теодора Дёллера (1814 – 1856) и Елизаветы Сергеевны Дёллер (1818 – 1890), урожденной Шереметевой. Италия (?). 1840-е гг. 
Находился в собрании в собрании имения князей Шереметевых Покровское

Иван Кузьмич Макаров родился в Саранске в семье бывшего крепостного художника, основателя саранской художественной школы. В процессе обучения в этой школе Иван помогал отцу в росписи церквей. В 1844 г. переехал в Санкт-Петербург и поступил в Академию художеств. Еще будучи студентом, написал портреты Натальи Николаевны Пушкиной и её детей, портрет А.А. Олениной, которой поэт когда-то делал предложение, Идалии Полетики, которая сыграла роковую роль в судьбе поэта. Окончив Академию, молодой художник уехал за границу, где слушал лекции по искусству, изучал языки. Вернувшись, писал портреты царственных особ, светских аристократов, расписывал Храм Христа Спасителя. В середине XIX века был одним из самых известных портретистов Петербурга.

Теодор Дёллер (Teodor Döhler) – австрийский композитор и пианист эпохи романтизма. сын неаполитанского придворного музыканта, капельмейстер при дворе Луккского герцога. Во время гастролей в Санкт-Петербурге познакомился с графиней Елизаветой Сергеевной Шереметевой и полюбил её. Но брак был невозможен, слишком родовитой была Елизавета Сергеевна. Герцог Лукки, узнав об этой трогательной истории, даровал ему титул барона. Вернувшись в Россию, Теодор женился на любимой девушке. Елизавета Сергеевна была способным музыкантом, в начале 1840-х брала уроки игры у Ф. Шопена в Париже. 

Портрет написан в связи с венчанием, которое проходило в апреле 1846 г. в России, вскоре супруги уехали в Италию. Позы и жесты Теодора и Елизаветы Дёллер на портрете повышено эмоциональны, словно заимствованы из театрального репертуара, что является редкостью для русского камерного портрета 1840-х годов.

 
 
Моллер Федор (Отто Фридрих Теодор) Антонович. (1812, Кронштадт – 1874, Петербург)
Семейный портрет графов Чернышевых-Кругликовых. Италия, Рим. Около 1847 г.
Куплен в 1961г. у В.В. Черткова, сына В.Г. Черткова, друга Л.Н. Толстого. 

Фёдор Антонович Моллер был сыном морского министра и сам готовился к военно-морской карьере. Офицер, воспитанник Морского кадетского корпуса, он посещал занятия в Академии художеств, где вскоре стал любимым учеником Карла Брюллова. Для совершенствования своего художественного мастерства он уезжает в Италию, там особенно сближается с Гоголем и пишет его портреты. Вернувшись, создает картины на библейские и исторические сюжеты для Большого Кремлевского дворца в Москве, Исаакиевского собора в Петербурге. Преподавал, был академиком и профессором Императорской академии художеств. 

На портрете изображены супруги – полковник в отставке, участник войны с Наполеоном, камергер, тайный советник, шталмейстер Двора, родоначальник рода графов Чернышевых-Кругликовых Иван Гаврилович Чернышев-Кругликов; его жена - сестра декабриста З.Г. Чернышева графиня Софья Григорьевна Чернышева; их дочери-близнецы - графини Елизавета Ивановна, в замужестве Черткова, и Александра Ивановна, в замужестве Пашкова; их сыновья - графы Ипполит Иванович и Евгений Иванович. 

Семейный портрет графов Чернышевых-Кругликовых вместе с помещенными в раме четырьмя овальными портретами членов семьи Бибиковых и автопортретом самого Моллера по смыслу представляет семейный алтарь – вскоре супруги Чернышевы-Кругликовы ушли из жизни, а портрет сохранился в семье Чертковых до поступления в музей.


Эндрюс Генри (Andrews Henry, 1794 ? - 1868)
Семейный портрет светлейших князей Чернышевых-Батятинских. 
Западная Европа, Великобритания. 1846 (?)
Поступил в 1924 г. из Государственного музейного фонда

В первой половине XIX века в великосветском обиходе присутствует феномен англомании. В аристократической среде в качестве модели для подражания был избран британский стиль и образ жизни, отодвинув ранее преобладавший французский. Становится модным заказывать портреты британским художникам. Член Королевской Академии художеств Джордж Доу получил от императора Александра I заказ на создание для Зимнего дворца портретной галереи героев Отечественной войны 1812 года, а в 1828 году был назначен первым художником императорского двора. 

Среди художников-викторианцев, получавших заказы русской аристократии на семейные портреты, был оригинальный и умелый стилизатор Генри Эндрюс, который специализировался на создании жанровых сцен, картин на охотничьи сюжеты в духе Антуана Ватто, а также получил известность как автор группового портрета королевского семейства – королевы Виктории и принца Альберта с детьми. О его пребывании в России ничего не известно. Вероятными русскими заказчиками портретов были представители двух известных англоманских семейств – светлейший князь Александр Иванович Чернышев или князь Владимир Иванович Барятинский, о чем свидетельствует событийная канва и бытование портретов.

На картине изображен редкий для аристократического портрета сюжет – помолвка двадцатилетней Елизаветы Александровны Чернышевой и бывшего адъютанта светлейшего князя А.И. Чернышева Владимира Барятинского (свадьба состоялась 11 октября 1846 года). Эндрюс придал церемонии не только куртуазный, но и поэтический характер в духе чувствительных английских романов. Не будучи в России и не имея возможности видеть своих персонажей, он использовал в качестве образцов их портреты, выполненные в графической технике – гравюре или миниатюре. Пространство гостиной, в которой изображены участники события, не более чем декорация, где художник эскизно обозначил лишь детали – высокие окна с тяжелыми портьерами, междуоконное зеркало, напольные канделябры, цветочные букеты и комнатные растения в вазах. Здесь есть и компактное пианино английского производства, бытовавшее в дворянских интерьерах николаевского времени.


Эндрюс Генри (Andrews Henry, 1794? - 1868)
Портрет светлейшей княжны Елизаветы Александровны Чернышевой (1826 – 1902), в замужестве княгини Барятинской
Западная Европа, Великобритания. 1845 (?)
Поступил в 1928 из Государственного музейного фонда

Портреты Princess Betsy, как называли светлейшую княжну Елизавету Александровну Чернышеву в свете, создавались модными европейскими художниками середины XIX века – А-Ж. Периньоном, Ф-К. Винтерхальтером с натуры. Автором конного портрета Елизаветы Александровны стал британский живописец Генри Эндрюс. Среди блестящих салонных образов это небольшого размера произведение, стилизованное под парадное, отличается условностью - с румяными расписными щечками, глазками - пуговками и ротиком-бантиком. Портрет со всеми его деталями близок к жанровой сцене портрета-прогулки, популярного в Англии. Изображенная лошадь, на которую, как на пьедестал, вознеслась фигура княжны, выглядит как игрушечная, а лежащая у ног амазонки собака – как декоративная скульптура.

Эндрюс не случайно запечатлел разновидность породы ньюфаундленд, которой дали имя прославленного художника-анималиста XIX века академика сэра Эдвина Лэндсира. Эта собака была национальной гордостью англичан и стала символом благородства, преданности и отваги. Маленькая деталь пейзажного фона портрета – колокольчик, висящий на сосне у бокового фасада усадебного дома, намекает на незаметный, не парадный въезд для всадницы, окончившей свою прогулку.


Долгорукая Екатерина Васильевна (1791 – 1862/1863),
«Танец с шалью». Автопортрет (?). 1800-е гг.

Княжна Екатерина Васильевна Долгорукая, в замужестве светлейшая княгиня Салтыкова. Художник-любитель, портретист. Вместе с матерью, княгиней Е.Ф. Долгорукой, урожденной княжной Барятинской, ребенком уехала в Париж, где брала уроки живописи. Работала в технике масляной живописи и пастели. Известно несколько её автопортретов в собрании Государственного исторического музея. Екатерина Васильевна всю жизнь провела на придворной службе в царствования императоров Александра I, Николая I и Александра II, будучи одной из самых приближенных к царской фамилии. 

На портрете княжна изображена в танцевальной позе. «Танец с шалью» исполнялся на сцене и в салонах в начале XIX века. Впервые танец-пантомиму, позволявший выразить эмоции «посредством драматических поз», показала возлюбленная адмирала Нельсона Эмма Лайон, леди Гамильтон. Он описан в романе Жермены де Сталь «Дельфина», а также в романе Юлии Крюденер «Валери», где говорится о русском танце «на обеде у прелестной г-жи Р. [екамье]»: «Я увидел, как иностранка накинула красную шаль и стала показывать г-же Р. [екамье] танец своей страны, принимая различные позы. До этого момента я не имел представления о том, что такое танец. Это был язык меланхолии, целомудрия, благородства, нечто, что может дать почувствовать только душа, сообщив очарование чистым и дивным формам».

Возможно, портрет отражает реальный случай парижской жизни семьи Долгоруких. В дневнике за 5 декабря 1803 года дочь баронессы Юлии Крюденер Жюльетта, описывает вечер в салоне княгини Долгорукой: «Маленькая княгиня Долгорукая исполняла танец с шалью и пропела куплеты, посвященные матери. Она так растрогалась, когда пела, что под конец разрыдалась».  Портрет представляет редкий образец дамских дилетантских занятий живописью в аристократической придворной среде.


Неизвестный художник. Западная Европа. Первая половина XIX века.
Портрет княгини М.Ф. Барятинской с сыном. 1820-е.

Мария Федоровна Барятинская, урожденная графиня Мария-Вильгельмина-София Келлер (1792 - 1858), дочь прусского дипломата Л.Х. Келлера и Л.-Л. Сайп-Витгенштейн, княгиня, вторая жена князя И.И. Барятинского. Будучи матерью семерых детей, Мария Федоровна проживала в родовом имении Барятинских Курской губернии, названном в ее честь Марьино, после чего переехала в Петербург. Известная благотворительница, лютеранка, она учредила Общину сестер милосердия во имя Христа Спасителя при приходе церкви Св. Анны в Петербурге. В 1843 году после смерти дочери Марии основала в память о ней Мариинский приют для бедных вдов и женщин. Отличалась редкой красотой. 


Константин Егорович Маковский (1839 – 1915)
Портрет княгини З.Н. Юсуповой, графини Сумароковой-Эльстон. 1900-е гг.
Портрет принадлежал собранию Юсуповых, находился в кабинете князя Ф.Ф Юсупова, графа Сумарокова-Эльстона в доме в Большом Харитоньевском переулке в Москве.

Константин Маковский – один из самых крупных живописцев и портретистов России XIX века, член творческого объединения передвижных художественных выставок, автор жанрово-исторических произведений, человек большого таланта и мастерства. Родился в Москве, учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, затем в Императорской Академии художеств, но диплома не получил, отказавшись писать картину на сюжет скандинавской мифологии. В 1880-х гг. приобрел известность, как модный автор портретов и исторических картин, отойдя от идеалов передвижников. Его жизнь оборвалась трагической случайностью – в экипаж художника врезался трамвай. 

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова (1861 — 1939), дочь князя Николая Борисовича Юсупова и княгини Татьяны Александровны, урожденной графини Рипобьер. Последняя в роде Юсуповых, княгиня вышла замуж за графа Ф.Ф. Сумарокова-Эльстона. С 1891 года Зинаида Николаевна и ее муж получили право именоваться князьями Юсуповыми, графами Сумароковыми-Эльстон. Состояла в родстве с императорской семьёй благодаря женитьбе младшего сына Феликса на великой княжне Ирине Александровне, племяннице императора Николая II. В 1916 году Феликс был инициатором заговора и участником убийства Григория Распутина.

З.Н. Юсупова активно занималась благотворительностью, на ее средства был построен Римский зал Музея изящных искусств в Москве (ГМИИ им. А.С. Пушкина). Старший сын княгини Николай в 1908 г. был убит на дуэли. Юсуповы уехали из России в Италию в апреле 1919 года и поселились в Риме. В эмиграции Зинаида Николаевна участвовала в работе общества «Красный Крест»: организовала бесплатную столовую для неимущих соотечественников, «бюро приискания работы» и белошвейную мастерскую.

Современники отмечали, что «маркиза нашего времени» княгиня Юсупова была не только «совершенным типом очаровательной светской женщины», но и идеальным выражением национальной красоты. Артистизм княгини, воспитанный любительскими благотворительными спектаклями, которые давались в усадебном Архангельском театре, придворными маскарадами и костюмированными приемами в московском доме, производил особое впечатление, когда она облекалась в старорусский наряд и исполняла «русский» танец.

На портрете К.Е. Маковского Зинаида Николаевна представлена в стилизованном русском наряде, близком «замечательному воспроизведению картины XVII века», как назвал знаменитый бал 1903 года в Зимнем дворце великий князь Александр Михайлович. «Княгиня была очень красивой женщиной, она обладала такой замечательной красотой, которая остается символом эпохи, - писала современница, испанская инфанта Эулалия. — На приеме хозяйка дома была в придворном туалете, расшитом бриллиантами и чистейшим восточным жемчугом. Высокая, восхитительной красоты, она носила кокошник, украшенный гигантскими жемчужинами и бриллиантами, которые превращали его в целое состояние из драгоценных камней. Ослепительное сочетание фантастических драгоценностей Востока и Запада дополняло ансамбль. Жемчужное колье, массивные золотые браслеты с византийскими мотивами, подвески с жемчугом и бирюзой, кольца, сверкавшие всеми цветами, делали княгиню Юсупову похожей на императрицу Нижней Империи».


Больдини Джованни (Boldini Giovanni). (1842, Феррара – 1931, Париж)
Портрет великосветского поэта, композитора, драматурга, актера-любителя, коллекционера графа Сергея Платоновича Зубова (1881– 1964)
Франция, Париж (?). 1913 г.
Находился во дворце графов Зубовых в Петербурге

Дж. Больдини (G. Boldini) – знаменитый итальянский живописец, портретист. Начинал обучение у своего отца - художника А. Больдини в Ферраре. С 1862 г. работал во Флоренции в кругу мастеров «Школы маккьяйоли», сочетавших веризм с пленэрной живописью. В 1875 г. переехал в Париж, вместе с импрессионистами выставлялся в Салонах. В 1890 – 1900-е гг. создал портреты-панно удлиненной формы, на которых изобразил известных музыкантов, артистов и художников – Джузеппе Верди, Руджеро Леанкавалло, Джеймса Уистлера, графа Роббера де Монтескьё. В 1910 г. работал в черной гамме в духе старых мастеров. Один из модных салонных портретистов, чей стиль повлиял на художников объединения «Мир искусства».

Граф Сергей Платонович Зубов (1881 – 1964), потомок графа Николая Александровича Зубова, брата фаворита императрицы Екатерины II Платона Зубова. Родился в Москве, много путешествовал по Европе, жил в Петербурге. С.П. Зубов писал и издавал поэмы и пьесы, одна из которых была поставлена на сцене Императорского театра. Первым браком был женат на графине Е.А.Шереметевой, с которой потом развёлся. Зубовы активно занимались благотворительностью: в годы Первой мировой войны они жертвовали средства военным госпиталям, на строительство инвалидного дома и организацию санитарного поезда.

В 1917 г. почти все Зубовы эмигрировали в Европу. После путешествия по миру С.П. Зубов вместе со своей второй женой аргентинкой Росарио Джулией Шиффнер де Ларечча (1892– 1984) поселился в Буэнос-Айресе. Супруги Зубовы собрали коллекцию русского искусства, которая была передана в созданный ими в Женеве Фонд «Памяти графини Татьяны Зубовой», их трагически погибшей дочери. Сейчас коллекция расположена в небольшом музее на улице Гранж, в уютной атмосфере особняка Зубовых XVIII века.

Портрет графа С.П. Зубова является единственным произведением Дж. Больдини в музейных собраниях Российской Федерации.

Фото и комментарии предоставлены ГИМ