23.02.2019 | 09:25

"Рождение Сталина" - новый спектакль в Александринском театре

Премьера в Александринском театре. Валерий Фокин представляет спектакль «Рождение Сталина». Режиссер предлагает зрителям поразмышлять на непростую тему: о духовном и нравственном перерождении, об исчезновении человека и рождении тирана. Из Петербурга сообщает Валерия Кудрявцева.

Валерий Фокин всегда с полной отдачей погружается в разные исторические эпохи. Часто выступает не только режиссером, но и драматургом. Вот и спектакль «Рождение Сталина» - полностью его замысел - в основе документы, фрагменты «Бесов» Достоевского и пьесы Булгакова «Батум». Афиша висит на здании Александринки уже несколько недель, интригуя и будоража воображение. 

«Интересовали первые годы, молодость. Как уничтожается человеческое, возникает диктатор. Как благие намерения перерождаются в другие качества. Как возникла первая кровь, как возникли эти первые шаги, которые очень справедливые по сути вроде бы, но незаметно переходят в убийство, в другое качество», - рассказал народный артист России, художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин. 

Годы сталинизма и фигура Сталина – одна из самых сложных и болезненных тем российской истории. Спектакль Фокина – разговор об истоках этой трагедии, о духовном инравственном перерождении, об исчезновении человека и рождении тирана. 

В роли молодого Иосифа Джугашвили – Владимир Кошевой. Почти без грима, все время на сцене. Вокруг него – друзья юности: Камо, Ольга, Давид, Сандро, Ираклий. Все они готовы отдать жизнь за своего друга и лидера Иосифа. Каждый из них позже погибнет от его руки. Ведь, как говорит герой Кошевого, «власть – это неспособность никого полюбить». Между любовью и страхом всегда выбирай страх. 

Для каждой из сцен, из которых Валерий Фокин сложил биографию молодого Иосифа Джугашвили, сценограф Николай Рощин придумал свои отдельные декорации, здесь, например, собирались друзья будущего вождя. Напротив церковь при монастыре, где к будущему Сталину пришли первые революционные идеи, атрибутика того времени - четки, ключи. Сменяя одна другую, эти декорации создают очень особый ритм спектакля. 

Чтобы максимально точно, в деталях, рассказать о Сталине грузинского периода, Фокин пригласил в консультанты студента режиссерского факультета Георгия Гамкрелидзе. И даже дал ему одну из ролей – полицейского. Георгий учил актеров грузинскому языку, с Владимиром Кошевым разучивал стихотворение, написанное юным Джугашвили. Теперь тот читает почти без акцента. 

«У них был интерес – мы даже в грузинские рестораны ходили, они наблюдали, как грузины пьют вино, как тосты звучат, они наблюдали все элементы – танцы, они истории прочитали грузинских писателей – это был очень красиво. Они все жестикуляции начали наблюдать, потом использовать – очень красиво. И очень легко, потому что они осознали, что нужно все это», - отметил Георгия Гамкрелидзе. 

Любопытно, что Сталин не хотел, чтобы его молодые годы были известны. Он запрещал публиковать воспоминания матери, многие документы и вовсе были уничтожены. Петр Семак играет Сталина зрелого. Он явится Иосифу Джугашвили в самый сложный для того момент жизни, в тюрьму, и расскажет ему о его великом и страшном будущем.
Ради семи минут на сцене – более получаса характерного грима. И, конечно, все атрибуты, ассоциируемые со зрелым Сталином – трубка, фуражка, китель, усы.

«Я хотел документального такого человека – смотрел документальные съемки. Оказалось, что это не нужно для этого спектакля – нужен такой скульптурный, плакатный, сказочный Иосиф Виссарионович», - рассказал народный артист России Петр Семак. 

Этот спектакль, наверняка, вызовет споры среди тех, кто придет его посмотреть. Личность Сталина до сих пор – предмет яростных споров. 

«Своего отношения страна не выработала. До конца. Оно половинчатое. У одни такое, у других такое. И вот эта непримиримость этих двух сторон – она вполне агрессивная и очень жесткая. Это тоже надо понимать. Я вот говорю сейчас с Вами, а сам думаю о том, что вот мой отец-фронтовик, который дошел до Берлина и воевал, он бы, наверное, я уверен в этом – говорил бы совершенно по-другому о нем, о Сталине. Это же тоже надо учитывать», - рассказал Фокин.

В финале спектакля огромная статуя Сталина поднимается из оркестровой ям и зависает над тем Сталиным, который в белом кителе и зените славы. Но в полный рост великан так и не распрямится. Зрители будут еще долго искать свои смыслы и пытаться разгадать зашифрованные метафоры.

 Новости культуры