20.02.2019 | 19:49

Литературный музей имени Даля представляет новый проект

Государственный литературный музей имени Даля представляет новый проект - «Литературные войны 1920 - 1930-х годов: РАПП и попутчики». Выставка посвящена одному из самых сложных и малоизученных периодов в истории литературы советского времени.

Военные действия на литературном фронте начались сразу после Гражданской войны. С того момента, когда большевики выпустили резолюцию о новых агитационно-пропагандистских задачах партии. В 1925 году появилась Российская ассоциация пролетарских писателей - сокращенно РАПП. «Радикалы-авангардисты за новое пролетарское искусство, за то, что пролетарское сознание сменит собой сознание буржуазное. Есть консерваторы... Нам было очень важно понять, как же возможно сейчас в этом пейзаже разобраться», - рассуждает директор Государственного музея истории российской литературы им. Даля Дмитрий Бак.

В противовес «сторожевым псам партии» - так называли себя РАППовцы - появились литературные объединения, в числе которых знаменитые «имажинисты». Один из создателей - Сергей Есенин. Поэты и писатели бросились спасать литературный язык от РАППовского новояза. «Поэтическое объединение «Узел», в котором соединились самые разные поэты, сбросилось деньгами и стало издавать собственные сборники поэзии. Там была и София Парнок, и Бенедикт Лившиц, и Борис Пастернак», - говорит куратор выставки Наталья Громова.

Эти карикатуры «Кукрыниксов» экспонируют впервые: Владимир Маяковский сражается с критиком Вячеславом Полонским. Рядом утопичный литературный рай, где тот же Маяковский - лев, а Полонский - агнец. Поддерживавший поэта нарком просвещения Луначарский в литературной бане заботливо стрижет Маяковскому ногти. В 30-е годы РАПП уже непреклонно диктует условия: все обязаны подчиняться. Парадоксальный символ этого периода - дом Герцена. Здесь гонимые и гонители живут по соседству: Герасимов, Луговской, Платонов... Даже литературную глыбу - Маяковского - вынудили вступить в РАПП.

«Это репрессии, окутанные тайной, это мир абсолютно беспредметный, поэтому очень сложно его поймать, поэтому хотелось дать только это ощущение ночи, страха и появляющейся машины, той самой, которая может нести смерть», - комментирует сокуратор и художник выставки Олег Николаев.

В экспозиции есть еще один зал - небольшая каморка с книгами, которые прошли через литературные войны. По сути, зал славы тех, кто спустя десятилетия всё-таки, одержал победу.

Новости культуры