Новости

10.02.2019 | 20:55

Борис Эйфман представил в Петербурге премьеру балета "Эффект Пигмалиона"

Борис Эйфман убежден в том, что человек не осознаёт в полной мере свои истинные возможности, и помочь открыть их может тот, кто вдохнет в человека веру в собственные силы. Тема довольно возвышенная, но парадоксальным образом именно она подтолкнула балетмейстера обратиться к балетной комедии впервые за два десятка лет. «Эффект Пигмалиона» - новая работа хореографа и его труппы, которую показали на сцене Александринского театра. Либретто спектакля соответствует канве древнегреческого мифа о Пигмалионе с одной стороны, с другой - это художественная интерпретация термина в психологической науке, это то же, что эффект Розенталя, он описывает состояние, в котором человек получает ровно то, что ожидает, или даже больше того, когда ожидание перерастает в стремление. Собственно, об этом и спектакль.

Последние приготовления перед выходом на сцену. Кому-то надо приладить лацкан, кому-то подогнать жилетку. Новый балет, новые переживания. В основе спектакля древнегреческий миф. Правда, самого Пигмалиона здесь нет, есть Лион - чемпион по бальным танцам. Его партнерша -Тея. Они оба представители высшего общества. И беспризорная девушка Гала. Именно из неё Лион как скульптор будет лепить свою Галатею - новую звезду танцзала.

«Весь первый акт - это широкие штаны, папин камзол, шапка, какие-то жесты, построенные на мужском образе. Это сделано для того, чтобы во втором акте, когда она превращается в леди, был яркий переход», - говорит солистка Санкт-Петербургского театра балета Любовь Андреева.

Это пластическое преображение Борис Эйфман и предлагает увидеть зрителю. Для этого он создал особый хореографический язык, соединив современный балет и бальные танцы. А какие танцы без черных рубашек, жилеток, вечерних платьев и туфель на каблуках. «Утрирование, какое-то самолюбование. Я не думаю, что они так себя ведут, но для зрителя создается образ комичный. Каждое движение немножко чересчур. И в этом, наверное, комедия», - считает солист Санкт-Петербургского театра балета, заслуженный артист России Олег Габышев.

Борис Эйфман называет «Эффект Пигмалиона» комедией положений. В ней можно смеяться над ситуациями, в которые попадают герои, или над их движениями, отсылающими к немому кино 20-х. «Я очень много смотрел фильмы Чаплина, фильмы комедийные, чтоб вдохновиться. И, конечно, наша комедия близка к чаплинской, когда через гротеск и клоунаду приходят грустные и философские мысли о человеке, о смысле бытия», - говорит он.

Музыку для спектакля Борис Эйфман выбирал сам. Остановился на Штраусе-сыне, считает, что в его музыке есть драматургия и энергия. Простая девушка Гала станет победительницей и возьмет главный приз, но не станет Галатеей для своего Пигмалиона. Так решил хореограф. Чуда не произойдет, и два разных мира не пересекутся. Как порой бывает и в жизни, комедия неожиданно оборачивается трагедией. Хотя в спектакле есть happy end. Но он только в мечтах.

Новости культуры