08.02.2019 | 19:56

В столице открылась выставка работ театрального художника Олега Шейнциса

В Российской государственной библиотеке искусств открылась выставка работ театрального художника Олега Шейнциса. Экспозицию приурочили к 70-летию со дня рождения автора декораций к лучшим постановкам «Ленкома».

Этот профиль Олег Шейнцис любил большую часть жизни. Вдова художника вспоминает, когда и где был написан один из её портретов.

«Молодость - это наши коммунальные квартиры, наши переезды бесконечные в Москве, мы лет 15 снимали коммуналки, переезжали из квартиры в квартиру, а потом у него была мастерская в Дегтярном переулке возле «Ленкома. А лампочка, которая есть на этой картине, была нарисована с натуры», - отметила вдова О. Шейнциса Людмила Кузьменко-Шейнцис. 

Аскетичная лампочка потом, гораздо позже, переродилась в гигантскую люстру в спектакле «Мудрец». Тогда Олег Шейнцис был уже главным художником «Ленкома». Виктор Раков, вспоминая себя в тех декорациях «Мудреца», уверен: именно они направили его в роли. 

«Очень небольшое пространство, которое видит зритель, и стена. В итоге потом эта стена открывалась, открывалось вот это блестящее общество, куда Глумов пытается попасть, очень хочет. Эти, по-моему, 15 огромных люстр, которые заказывали на каком-то военном заводе», - рассказал народный артист России Виктор Раков. 

Елена Шанина - исполнительница главной роли в легендарной рок-опере «Юнона и Авось» - говорит, что в этом спектакле актеры буквально сливались со структурой, которую придумал художник. Актриса была самым частым гостем мастерской Олега Шейнциса.

«Меня первое, что совершенно поразило, что по его эскизам и по макетам я могла отгадать пьесу. Я просто ходила и угадывала: так, это «Три сестры», это Ануй, я просто узнавала. И меня это так поразило, что я совершенно и абсолютно влюбилась», - рассказала народная артистка России Елена Шанина. 

25 лет Шейнцис был главным художником Ленкома. «Он формировал его эстетику», - говорил Марк Захаров. Художник часто влиял и на режиссерское решение, ведь сценография каждого спектакля была продумала до мелочей. Так было и с «Поминальной молитвой» по пьесе Григория Горина, «Гамлетом», «Женитьбой». Так было и с «Чайкой», за которую Олег Шейнцис удостоился «Золотой маски» - премии, к созданию которой имел прямое отношение.

«Олег Ааронович создал эту эмблему, он ее придумал. Потому что когда возникла идея в Союзе театральных деятелей сделать какую-то национальную премию, вот он ее придумал, как парафраз венецианской маски», - рассказала искусствовед Анаит Оганесян. 

Анаит Оганесян - автор книги об Олеге Шейнцисе, переиздание которой вышло к юбилею художника. Тираж первой - выпущенной в 2008-м - разошелся за полгода. В этой книге - не только художественная сторона его жизни. Здесь же рассказы о том, каким он был в работе, страстным и почти всегда неудобным.

Во что бы то ни стало мысль должна была воплотиться только в одном единственном варианте. Олег Шейнцис следил за каждой деталью.

Новости культуры