10.12.2018 | 15:31

В Москве начала работу выставка к 75-летию художницы Ирины Старженецкой

Сегодня поздравления с юбилеем принимает Ирина Старженецкая ‒ российский живописец, действительный член Академии художеств. В эти дни в залах Академии работает выставка под названием «Знаки бытия». В экспозиции ‒ работы известного творческого дуэта: самой художницы и ее мужа, скульптора Анатолия Комелина. Репортаж Юлии Кундрюковой. 

В 75 она вступает с легкостью и на каблуках, обо всем, даже непростом в жизни рассказывает с юмором. И об истории рождения: в поезде морозным декабрем 1943-го, о том, как жила первые месяцы в центре, на Пречистенке, в шкафу.

«Меня положили в выдвижной ящик шкафа, в котором я росла. И до сих пор этот шкаф, такой старинный шкаф, там выдвижные ящики в качестве колыбели, меня там растили первое время», ‒ рассказала Ирина Старженецкая.

Первые собственные воспоминания ‒ как сидела в другой, уже ленинградской, квартире на ковре, а мимо пробегали крысы. И как ей давали краски, чтобы не мешала работать родителям: двум художникам.

«Всеми силами они старались не допустить, чтобы я была художником. Поэтому я занималась балетом в хореографическом училище Большого театра, музыкой в Школе Гнесиных. В общем детства не было никакого», ‒ вспоминает Ирина Старженецкая.

Музыка, танец и почти под запретом рисование ‒ из этого складывался мир Ирины Старженецкой, которая в юности отправилась путешествовать за новыми впечатлениями, часто экстремальными.

«Два года работала в геологоразведке на Большом Кавказе. Это там ‒ тропы Шамиля, совершенно страшные места с обрывами. Мы там ходили, я много раз могла умереть, но как-то не получалось», ‒ отметила Ирина Старженецкая.

Любимое направление ‒ Ближний Восток. Европа ей кажется скучноватой. В 97-м году отправилась в Сирию. Эту работу писала несколько лет – посвятила войне в Сирии. Когда узнала о начале боевых действий, Дамаск, Алеппо, Пальмира сразу возникли в памяти. Как, например, эта уже взорванная арка.

«Она построена из какого-то розового камня, который светится. Наверное, это песчаник, я думаю. Мне хотелось передать этот светящийся свет Пальмиры», ‒ пояснила художница. 

Ирина Старженецкая говорит, что сначала к ней приходит цвет, который уже на холсте постепенно обретает форму.

«Я считаю, что сам по себе цвет уже очень достаточен, он очень сакрален, как в иконах. Там же синий ‒ это божественный цвет, лиловый ‒ цвет бесконечности, пурпурный цвет ‒ царский. Для меня это важно», ‒ подчеркнула Ирина Старженецкая. 

Все эти годы рядом с Ириной Старженецкой ‒ надежный защитник: муж, скульптор Анатолий Комелин. Он для нее как «третий глаз» ‒ сразу видит ошибки. Этот юбилей они встречают вместе: на выставке рядом с ее картинами – его скульптуры.

Новости культуры