08.11.2018 | 15:25

"Ганди с кистью в руке". Об Оскаре Рабине

Во Флоренции на 91-м году жизни скончался Оскар Рабин ‒ российский и французский художник, один из лидеров советского неофициального искусства, участник «Лианозовской группы».

«Иногда, бывает, день-два-три мажешь без толку. Знаете, такое ощущение, не то, что депрессия, а кажется, что, может, все написал и уже больше ничего не смогу, как будто никогда и не рисовал в жизни. Вдруг что-то зацепится на каком-то кусочке, начинает получаться, пошло-поехало, оно вдруг почему-то начинает получаться», ‒ делился Оскар Рабин. 

В этой мастерской на маленькой парижской площади, рядом с центром Помпиду Оскар Рабин работал около 30 лет. Художник иронизировал: вот оно совсем рядом, официальное современное искусство. Он эмигрировал в Париж в конце 70-х, когда его обвинили в тунеядстве и лишили советского гражданства.

«Сыграло роль время. Если бы время не изменилось, то ничего бы не было, и художником бы я таким не стал», ‒ делился Оскар Рабин. 

Оскар Рабин говорил, что его историю можно разделить на три этапа. Первый – доотепельный: учеба в художественной студии Евгения Кропивницкого, поступление в Институт имени Сурикова и отчисление «за формализм». Чтобы заработать на жизнь, он трудился на железной дороге, разгружал вагоны, за мешок картошки писал картины. Жил в бараке в Лианозово, где в 50-е годы начали собираться художники, непризнанные властью и ненужные обществу. Позже журналисты придумают название «Лианозовская школа» и скажут: именно там родилось современное искусство.

«Иностранцы приезжали. Это были спектакли для местных. Соседка сказала нам, что ее призывали докладывать: кто приходит», ‒ рассказывал художник. 

Бараки, вагоны, черный хлеб, водка и селедка ‒ эти символы пройдут через все творчество Рабина. Этот странный мир, созданный художником, многие считали мрачным, иногда ‒ даже шизофреническим. Другие же видели в полотнах трагикомичность, исповедальность, иронию и даже лиризм.

«Рисовал то, что меня окружало. Жили в бараке – рисовал барак. Работал на железнодорожной станции с рабочими – водка-селедка. Это первое. И горе, и радость в жизни. И все в жизни с этой водкой происходит», ‒ говорил Оскар Рабин.

С оттепелью начались откровенные кухонные разговоры, поиски истины, эксперименты. Но официального признания так и не последовало. Кульминацией этой второй жизни стала «Бульдозерная выставка». Рабин был ее вдохновителем и организатором. В СССР против художника развернули настоящую травлю. Так началась третья жизнь ‒ в эмиграции.

«Он был борец, но не трибун, не площадной оратор. Я бы его назвал “Ганди с кистью в руке”. Это был человек с колоссальной внутренней свободой», ‒ отметил режиссер и сценарист документального фильма «Оскар» Евгений Цымбал.  

В Париже Оскара Рабина называли «Солженицыным в живописи» за бунтарство и вызов, брошенный системе. А он продолжал писать картины российской жизни. Лианозовский быт в парижском антураже. Далекие воспоминания и одиночество.

Новости культуры

В сетке вещания телеканала "Россия К" произошли изменения. 8 ноября в 20:05 в эфире - памяти Оскара Рабина. Документальный фильм.