31.10.2018 | 09:38

Новая выставка в Музее Востока посвящена женской красоте

30 октября 1918 года впервые открыл двери для посетителей музей Ars Asiatica. За свою историю он неоднократно менял название, сегодня это ‒ Государственный музей Востока. Со столетним юбилеем исследовательский и культурный центр поздравил президент Владимир Путин. В день рождения в музее открылась экспозиция «Восток. Другая красота». Репортаж Юлии Струковой.

Скрытые сокровища в исламе, кочевницы и воительницы у монголов – предмет любования на Юго-Востоке. У восточных женщин разный облик, разный уклад жизни, разные представления о мире. Объединяет их лишь одно – загадка.

В гареме турецкого султана ‒ подлинные вещи последнего столетия Османской империи. Балканский костюм, предметы кофейной церемонии, рахле с Кораном. Жены султана зачастую были высокообразованы, многие, купленные девочками на невольничьем рынке, становились весьма влиятельными особами. 

«Был период, XVII век, достаточно длительный период, когда когда гаремные дамы определяли политику государства. Все интриги, которые велись в гареме, они смещали султанов, назначали. Этот период и назывался султанат женщин», ‒ рассказала заведующего отделом искусства Ближнего и Среднего Востока, Южной и Центральной Азии Мария Кулланда. 

Праздничные наголовные халаты – паранджа. Такие носили замужние женщины в Самарканде, Бухаре, Хиве.
Посередине – лицевая сетка из черного конского волоса – чичва. Цвет халата означал возраст.

«Халат темный носили молодые женщины в возрасте от 25 до 40. Желтые халаты носили женщины после 40 лет. Белоснежные халаты носили старухи», ‒ пояснила старший научный сотрудник Государственного музея Востока Вера Мясина.

Женщины Дальнего Востока будто арт-объект, готовый подстраиваться под вкусы мужчин. Вплоть до XIX века в Китае идеал ‒ маленькая ножка в три суня, это девять сантиметров. Девочкам их бинтовали специальной лентой – болезненная процедура. Об идеалах женской красоте кочевников до времен Чингисхана практически ничего неизвестно. Первые портреты – это его современницы.

«Монгольские хроники и европейские путешественники, которые побывали при дворе Чингисхана, оставили записки, воспоминания: у монголов довольно сложно отличить мужчин от женщин», ‒ говорит старший научный сотрудник Отдела искусств Ближнего и Среднего Востока, Южной и Центральной Азии Нонна Альфонсо. 

Женщины-кочевницы прекрасно ездят верхом, стреляют, платья у них, как у мужчин, дээлы, только меньше размером. Кожаные сапоги-гуталы с войлочным носком на холода шьют трех размеров: мужчинам, женщинам и детям. Монгольская барышня – это боевой товарищ. Напротив, изяществом отличаются женщины Юго-Востока. Жительницы Вьетнама, Лаоса и Камбоджи более свободны, чем на Ближнем и Дальнем Востоке, где по законам нужно было всю жизнь подчиняться воле отца, мужа, а во вдовстве ‒ старшего сына.

«В Юго-Восточной женщина отличалась большей свободой. Она могла выйти из дома без сопровождения, могла пойти куда-нибудь, даже сходить на рынок, если ей это нужно было», ‒ уточнила заведующая Отделом выставок и постоянных экспозиций Государственного музея Востока Альбина Легостаева. 

Другая красота – это объемный взгляд на мир женщины, где бы она ни жила, каким бы законам ни следовала, она стремится создать вокруг себя пространство гармонии и безопасности.

Новости культуры

Смотрите также: 

Интервью с заместителем гендиректора Музея Востока Татьяной Метаксой