26.10.2018 | 10:20

120 лет Московскому Художественному театру

120 лет исполняется сегодня Московскому Художественному театру. Его отцы-основатели – Станиславский и Немирович-Данченко ‒ назвали театр Художественно-общедоступный. Доступный для зрителей, для лучших режиссеров и прогрессивных поисков. Для многих, кто когда-то переступил его порог, театр стал настоящей судьбой. Валерия Кудрявцева продолжит.

Подходя к Московскому Художественному с заветным билетом в кармане, каждый зритель непременно ждет чуда, яркого впечатления. И так уже – 120 лет. Отцы-основатели, первые авторы – давно в бронзе – рядом со своим детищем. А заложенные ими традиции остаются живыми и востребованными.

«У меня учителя были непосредственные ученики Станиславского: Кира Николаевна Головко, Софья Станиславовна Пилявская. У меня через одно пожатие – если сейчас пожмете мне руку – это Станиславский! А у вас через два», ‒ говорит заслуженный артист России, ректор Школы-студии МХАТ Игорь Золотовицкий.

Игорь Золотовицкий в МХТ – 35 лет. В театре проводит времени больше, чем дома. Для его поколения формула «театр ‒ дом» имеет буквальный смысл. Неслучайно здесь здороваются друг с другом даже незнакомые люди – как не приветствовать тех, кто приходит в твой дом?

Московский Художественный – в вечных поисках нового и талантливого – больше века удивляет, воспитывает, меняет мировоззрение публики и, конечно, судьбы людей, которые с ним связаны. Наталья Кольцова сбежала в театр по любви с математического факультета. И вот уже 35 лет служит в МХТ: сначала реквизитором, суфлером, а потом – помощником режиссера. Она ‒ настоящий дирижер спектакля. Ее пульт ‒ последняя остановка актера перед сценой. Отсюда хорошо видно, как по-разному каждый готовится к выходу.

«Олег Николаевич выходил сосредоточенно, собрано. Олег Павлович любил пошутить и пока не рассмешит, он прям не успокоится. Рассмеялась ‒ да, все хорошо. Представляете, 120 лет наш театр нужен, интересен», ‒ отметила помощник режиссера МХТ имени Чехова Наталья Кольцова.

О каждом из 120 лет МХТ знают в Музее театра. Мария Полканова пришла в него сразу после института, и вот уже 35 лет хранит историю театра, читает лекции, ведет экскурсии. Личные вещи Михаила Булгакова – подсвечник, потому что писал только при свечах, очки с темными стеклами – из-за театральных треволнений упало зрение. Рядом – такие узнаваемые – шуточные неваляшки работы скульптора Андреева. В Московском Художественном всегда любили шутить: несмешной человек вызывал подозрения. Творческие искания и кризисы тоже запечатлелись в истории.

«Шахматы, которые вырезал Михаил Чехов и подарил их Станиславскому. Они как герои Гамлета. В 1918 году у него было депрессивное состояние, он хотел уйти и театра. Очень переживал, что стреляют, очень нервничал. И хотел вырезать из дерева и зарабатывать вырезанием из дерева», ‒ рассказала заместитель директора по научной работе Музея МХАТа Мария Полканова.

Игорь Александров - автор уникальной фотолетописи. Фронтовик, фотограф-самоучка 60 лет – половину из мхатовских 120 – он снимает обитателей этого театра. Гигантская коллекция лиц и остановленных мгновений. Счастливая жизнь в стенах легендарного театра.

«Потрясающие люди, которые меня окружили. Роскошные люди. Как раз второе поколение. Была Тарасова, Яншин, Грибов. 30 человек  ‒ народных СССР. Остальные ‒ РСФСР. Было очень легко снимать. Надо было просто щелкать. Потому что это были такие лица, такие люди, что уже интересно», ‒ вспоминает фотограф Игорь Александров.

Если бы можно было продолжить «Театральный роман» Михаила Булгакова, в основе которого, как известно, ‒ жизнь Московского Художественного театра, много веселых и грустных, но обязательно ярких и интересных страниц, могло бы получиться.

Новости культуры