17.09.2018 | 10:20

Постановка "Сирано де Бержерак" открыла фестиваль "Александринский"

Международный фестиваль «Александринский» проходит в Петербурге. Нынешний 12-й форум посвящен пятилетию Новой сцены, задуманной как площадка для новых форм. Впервые в программе ‒ экспериментальные проекты. Спектаклем открытия стала премьера «Сирано де Бержерака» в постановке главного режиссера Александринки Николая Рощина. Репортаж Валерии Кудрявцевой. 

Эти кадры – хоть и уличная драка, на самом деле, постановочное видео из спектакля «Сирано де Бержерак» Николая Рощина. Стильные молодые люди во главе с Сирано выходят из театра и встречают своих врагов. Де Бержерак, как всегда, дерется один, без помощников.

Для съемок мини-фильма понадобилось даже больше специалистов, чем для создания спектакля. Благодаря этому видео действие выплескивается со сцены в фойе Александринки, а потом разворачивается на улице вокруг театра, в том числе на площади. Вообще Николай Рощин много нового придумал для этой работы. Например, отказался от традиционного поэтического перевода драмы Ростана и использовал перевод прозаический. Через технический подстрочник авторы спектакля хотели лучше расслышать и дать зрителю такую возможность – истинный язык Ростана, как оказалось, более агрессивный, заковыристый, жесткий. Такой язык и звучит более современно. Впрочем, даже в прозе манера речи Сирано остается такой же вызывающей, а вот внутренняя поэзия остается.

«Общество всегда ищет компромиссы, как пристроится, устроится, и вот такой человек, который наотмашь борется со всем миром, возможен ли он в наше время, или это совсем будет звучать нелепо и, может быть, неорганично? Это хотелось бы проверить», ‒ рассказал главный режиссер Александринского театра Николай Рощин.

Время действие меняется прямо на глазах у зрителя – визуальный историзм неспешно сменит современные платья. Рощин убрал многие хрестоматийные сцены, некоторые оставил без слов, дал актерам некоторую свободу импровизации.

«Старалась выстраивать роль таким образом, чтобы сохранить эту интригу. Кому все-таки принадлежит сердце Роксаны? Кому? Большой вопрос, большая тайна», ‒ спрашивает актриса Оксана Обухович.

Своего героя Рощин бросает из жанра в жанр, чтобы сделать более убедительным в наше время. Этот Сирано балансирует на грани между маргиналом и человеком, за которым может идти часть общества. Герой ли он или это крик в пустоту какого-то городского сумасшедшего? Главная роль – у актера Ивана Волкова, однокурсника Рощина. Волков же ‒ автор музыки к спектаклю и пусть и недолгий обладатель главного стереотипного атрибута де Бержерака, огромного носа.

«Сирано ‒ это, конечно, его нос по большому счету. На этом все завязано», ‒ поясняет актер, композитор Иван Волков.

Сирано де Бержерак – фигура экстремально привлекательная для театра. Поэт, рыцарь, воин, задира. Тем не менее, на подмостках Александринского он не появлялся давно.

«В русле работы особенно основной сцены нашей ‒ это проба, прежде всего, разных подходов, разных интерпретаций, иногда даже очень радикальных и резких по отношению к классическому тексту, чтобы возвращать и освежать классические произведения, не забывая, в каком контексте они могут сегодня звучать», ‒ говорит художественный руководитель Александринского театра, народный артист России Валерий Фокин.

Спектакль Рощина начинается, как и пьеса Ростана, с шоу актера Монфлери «Клориза», которое дерзко прерывает Сирано. В финале, когда Сирано убит, шоу неожиданно продолжается, пошлая музыкальная пастораль все-таки состоялась, ставя перед зрителями много вопросов.

Новости культуры