10.09.2018 | 19:44

Песня, танец и мастерство. Театр Кабуки с гастролями в Москве

Международный Чеховский фестиваль представляет театр Кабуки. Спектакли одной из старейших японских трупп, владеющих традиционным театральным искусством, показывают в Москве и Санкт-Петербурге. Репортаж Валерии Кудрявцевой.

Театр Кабуки, национальное достояние Японии, крайне редко выезжает за пределы своей страны. Любопытно, что первые в их истории гастроли состоялись в Москве и Ленинграде. И вот спустя 90 лет старейшая труппа Сётику Гранд Кабуки - Тикамацу-дза показывает два спектакля в российской столице. Но прежде приподнимает завесу тайны: журналистов пускают на сцену и за кулисы.

Сцена для японцев - место совершенно священное. Сюда босиком никого не пускают, можно либо в обуви, либо в специальных носках. Японские коллеги специально привезли такие для российских монтировщиков. Еще одна причина столь бережного отношения к сцене - дерево, из которого она сделана. Называется хиноки, растет в Японии, оно очень прочное и идеально впитывает влагу.

Кабуки - это не только то, что видит зритель в зале. Немалый процент магии искусства, которому уже больше 400 лет, скрывается за кулисами. Это и костюмы, надеть которые самостоятельно совершенно невозможно, и грим, который каждый актер накладывает сам. На перевоплощение даже в самый сложный образ не более получаса. Каждое движение выверено буквально с детства.

«Чтобы в полной мере овладеть искусством Кабуки, нужно, мне кажется, лет 30. У нас все роли, как Вы знаете, исполняют мужчины. Хотя изначально это были женщины, но очень скоро закон им это запретил из-за слишком свободных нравов. И если бы сейчас женщины попытались снова играть в театре Кабуки, у них уже не получилось бы вписаться в эту традицию», - считает актер Накамура Сэндзяку III.

Ведущие артисты труппы Тикамацу-дза - два брата Накамура Гандзиро IV и Накамура Сэндзяку III -представители актерской династии с 18 века. Старший брат исполняет мужские роли, младший - мужские и женские. Цель их коллектива - возродить и сделать популярными в мире пьесы Тикамацу Мондзаэмона, которого называют японским Шекспиром. В Россию привезли его спектакль «Кэйсэй Хангонко» - смешную и трогательную историю о нищем художнике-заике. От отчаяния он создает великое произведение искусства, которое преображает его жизнь.

Второй спектакль «Ёсинояма» - один из трех главных сюжетов Кабуки. Это традиционный танец «митиюки моно», означающий путешествие и единение с любимыми. Обязательный фон - цветущая сакура.

Само слово Кабуки состоит из трех иероглифов. «Ка» - песня, «бу» - танец, «ки» - драматическое мастерство. Его традиции неизменны на протяжении веков, каждая поза, нота, движение выверены и символичны. Любопытно, что именно к восточному театру обращались многие европейские режиссеры в поисках вдохновения. Всеволод Мейерхольд как-то заметил: «В Кабуки мы действительно слышим движение и видим звук».

«Я мало что понимаю в классическом японском театре. И я думал, что передо мной развернется картина загадочная, абстрактная, в которой человеку, далекому от этой культуры, будет трудно разобраться. Оказалось, все совсем иначе», - поделился театровед, театральный критик Алексей Бартошевич.

«Убийственное искусство, ибо красота его - в условности, доверенной публике. У нас привыкли к такому кондовому реализму. А это язык очень сложный и в то же время очень простой. Вот эта гармония, эта комбинация производят впечатление невероятное», - говорит режиссер, народный артист России Андрей Хржановский.

«Вот что такое традиции! Вот как это хранится, как это сберегается, как передается из рук в руки. И нам надо это делать», - уверен народный артист России Игорь Ясулович.

Удивительная поэзия театра Кабуки не зависит от смены эпох и скорости жизни вокруг. Где еще сегодня со сцены услышишь или прочтешь в титрах: «Если цветы вишни будут пить слишком много вина, то персик обидится и отвернется от них».

Новости культуры