30.07.2018 | 10:29

В столице пройдет прощание с писателем Владимиром Войновичем

Сегодня состоится прощание с писателем Владимиром Войновичем. «Отец Чонкина» и «советский Рабле», он никогда не считал себя сатириком. Но признавался, что жизнь вокруг такова, что описать её без юмора и гротеска невозможно.

«Когда я родился, открыл глаза, посмотрел на эту действительность, и понял, что она достойна сатиры», - признавался писатель.

Эти съемки проходили чуть меньше года назад, в загородном доме Владимира Войновича. Тогда он готовился отмечать юбилей - 85 лет. Рассказывал о своем увлечении - живописи. Кисть впервые взял в руки в 62 года.

«Мне захотелось что-то выразить и настолько захотелось, что на года три вообще я перестал писать тексты, вообще не писал. Мне просто надоело. Меня так увлекло это занятие - работать с кистью», - делился Войнович.

Владимир Войнович был самоучкой: дважды неудачно поступал в Литинститут, служил в армии - именно там впервые попробовал писать стихи. Дал себе слово: если за год ежедневного сочинительства ничего не выйдет, будет осваивать другую профессию. Вышло. Сначала в армейской газете, потом и вовсе у Твардовского в «Новом мире». Своих героев Войнович всегда видел настолько ясно, что для него они были живыми.

«Когда я пишу каких-то героев, я их вижу перед глазами, хотя они у меня бывают вымышленные совершенно, но я их вижу, я их могу описать, точно вот я вижу лицо, какое оно - или конопатое, или какое еще», - говорил он.

Самую первую повесть «Мы здесь живём» заметили, и Войновича приняли в Союз писателей. Большой успех пришел после текста для песни «14 минут до старта» - этот гимн космонавтов на космическом корабле спели дуэтом Николаев и Попович.

От писателя с острым, сатирическим взглядом на советскую действительность ждали приглаженных текстов. Но Войнович на эту сделку с совестью не пошел. Участвовал в движении за права человека, поддерживал Синявского, Даниэля, а затем и Сахарова.

Уже в 1974 году Войновича исключили из Союза писателей. А в 1980 году он был вынужден эмигрировать. В это время его произведения уже перевели на 30 языков. А самый известный роман «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» после «самиздата» на родине вышел полноценной книгой в Париже.

«Он хотел быть честным всю жизнь. Можно соглашаться с его убеждениями, с его настроениями. Но он хотел быть честным перед самим собой, перед своими читателями, и он этому следовал всю жизнь», - рассказал литературовед, историк, поэт Игорь Волгин. 

«Он, безусловно, был писателем трудных, не совсем удобных времен. Страна кончалась. Его вещи останутся в русской литературе, что само по себе большая честь», - заявил режиссер, художественный руководитель Тбилисского театра марионеток Резо Габриадзе. 

«Место его невосполнимо, не только, как выдающегося писателя, но и как человека необычайно совестливого, необычайно талантливого во всём, потому что его юмор был ослепительный», - отметил художник-мультипликатор, народный артист России Андрей Хржановский. 

В 90-е годы по книгам Войновича начали ставить спектакли и снимать фильмы. Но придирчивому автору понравились не все. Самой удачной считает фильм «Шапка» по одноименному рассказу из романа-антиутопии «Москва 2042» о том, как распределялись меховые шапки между писателями в зависимости от ранга.

Владимир Войнович продолжал писать до самого конца. Как обычно, по ночам. Последняя повесть, которая вышла при жизни писателя, - это «Фактор Мурзика». История о том, как в небольшом городке всё изменилось из-за кота, попавшего под колеса чиновничьего автомобиля – это фантасмагория и попытка предсказать будущее.

Новости культуры