18.04.2018 | 13:05

"Характер закаляется поражениями, а не победами". Интервью с Вадимом Эйленкригом

В 2018 году Санкт-Петербург стал столицей Международного дня джаза, который отмечается по всему миру 30 апреля. На три дня город на Неве погрузится в ритмы самого свободолюбивого искусства. Завершением праздника станет «All-Star Global Concert» на сцене «Мариинского-2». В числе участников гала-концерта – Вадим Эйленкриг, трубач, педагог и ведущий телеканала «Россия К». Наш корреспондент Юлия Зиньковская взяла эксклюзивное интервью у музыканта.

Ю.З. - «All-Star Global Concert» – событие, значимое для мирового джазового и культурного сообщества. Какую программу исполните Вы? Готовите ли сюрпризы?

В.Э. - Музыкальную программу Гала-концерта формируют музыкальный директор Международного дня джаза, композитор, пианист и дирижер Джон Бизли и команда Института джаза имени Телониуса Монка. Художественными руководителями праздника в Санкт-Петербурге выступают Херби Хэнкок, а с российской стороны – Игорь Бутман. И, по-моему, то, что все это происходит в нашей стране – его колоссальная заслуга. Я бы, конечно, хотел, чтобы это было в Москве, но Санкт-Петербург – культурная столица, и хорошо бы было еще раз показать ее миру...

Пока я не готовлю никакой программы. Репетиции начнутся в конце апреля, за несколько дней до Гала-концерта. Как раз сегодня хотел звонить Игорю и спрашивать: «Скажи, а что все-таки я там буду играть? К чему мне готовиться?». Ведь в джазе все немного по-другому. На мой взгляд, джаз – самый демократичный, самый лучший и самый сближающий вид искусства. Потому что импровизация – это язык, разговор, то, как человек мыслит. Конечно, импровизации бывают заученными, но это не всегда хорошо. Они должны рождаться здесь и сейчас. Когда на сцене оказываются музыканты из разных стран, они начинают общаться. Такого не происходит ни в каком другом жанре, где люди выучили ноты и заранее знают, что они будут делать. И это совершенно другая история. Так что я сам пока не представляю, что меня ждет. Но одно то, что Игорь Бутман порекомендовал меня Джону Бизли... Безумно приятно быть в числе самых великих, выйти с ними на одну сцену. Это просто какая-то невероятная мечта!

Ю.З. - Вам покорились лучшие биг-бэнды России: МКС Анатолия Кролла, оркестр п/у Олега Лундстрема, биг-бэнд РАМ имени Гнесиных. В течение десяти лет Вы солировали в Московском джазовом оркестре под управлением Игоря Бутмана. Как бы Вы описали феномен такого успеха?

В.Э. - Я не уверен, что в том, что происходит, есть что-то феноменальное. Не люблю называть это успехом, но я верю: для того, чтобы в жизни получить немного, нужно очень многое сделать. Все, что я имею, строилось по маленькому кирпичику. У меня не было такого, что я прыгнул с парашютом, дернул за кольцо, и вот я уже парашютист. Это происходит по-другому. Я годы учился играть на трубе, годами занимался в оркестрах, будучи классическим музыкантом, для того, чтобы понять новую стилистику. Мне кажется, что секрет успеха – это безумная любовь к тому, что ты делаешь, потому что без нее очень трудно себя мотивировать. И многочасовой рутинный труд.

Ю.З. - Вы не боитесь экспериментировать. Взять, например, Ваши опыты с электронными стилями музыки и диджеями. А каких экспериментов Вам не хватает сейчас? Есть ли неосуществленные мечты?

В.Э. - Наверное, неосуществленных экспериментов нет! К счастью, я сейчас нахожусь в той точке, когда любые мечты можно и нужно осуществлять. Если говорить о более раннем времени, тогда бы я бы сказал, что мечтаю сыграть, например, с Маркусом Миллером или Херби Хэнкоком на одной сцене. А сейчас это возможно! Иди и играй, только сделай это хорошо! Когда хочется сделать какой-то перформанс, я знаю, кому это можно предложить. Если не хватает межжанровых экспериментов, тоже есть люди, которые с удовольствием примут в этом участие. Сейчас я часто выступаю с Национальным филармоническим оркестром под управлением Владимира Спивакова. У нас с ним протрясающие личные отношения. Недавно он мне сказал: «Давай еще что-нибудь сыграем!». Я говорю: «А что?». Он отвечает: «Да выбирай сам!». То есть в любом виде искусства, да и за рамками искусства, самое ценное – это люди с идеями. Реализовать мечты становится проще.

Ю.З. - Вы преподаете, заведуете кафедрой мировой музыкальной культуры Академии имени Маймонида. Опишите себя как педагога.

В.Э. - Я люблю шутить, что я самодур. Мне кажется, имею на это право! Основной критерий успешности преподавателя заключается только в том, насколько успешны в профессии его ученики. В последнее время у меня выпускаются вполне успешные ребята. Я очень люблю, когда студенты приходят на мои концерты, я их всегда приглашаю на сцену, и если они играют хорошо, радуюсь даже больше, чем за себя! Раньше, если у них были неудачи, я винил себя, а потом вдруг понял, что бывают и другие причины. Например, один мой студент совсем не занимается на трубе. По моим подсчетам он берет инструмент минут на 30 в день, а надо часа на четыре как минимум! И мне трудно винить себя в этом.

Ю.З. - В 2009 году Вы записали свой первый альбом «The Shadow of Your Smile». В какой момент Вам захотелось создать сольный проект?

В.Э. - Сольный проект появился у меня сразу, как только я понял, что не хочу ждать, когда мне предложат хорошую работу. И это зависит от амбиций. Есть люди, которые неплохо реализовали себя в качестве музыканта какой-то группы! А есть исполнители, которым необходимо быть лидером, выбирать музыкальное направление коллектива. Это даже больше продюсерская история, нежели артистическая. Но у меня всегда были амбиции! Я всегда хотел играть то, что сам хочу, а не то, что мне говорят играть.

Ю.З. - В каких проектах Вы заняты сейчас и чем порадуете поклонников в ближайшее время?

В.Э. - Проектов очень много. Во-первых, сейчас идет работа в Татарстане над третьим сезоном «Ветра перемен». Это своеобразный ребрендинг татарской музыки, мы хотим сделать некую экспансию в российскую музыку, в мировую. Мы берем татарские песни, и они становятся роковыми, например. Там есть рок, поп, этно, джаз, фанк. Я художественный руководитель этого проекта, который стал очень важным для меня. Во-вторых, в этом году я очень-очень хочу записать альбом с авторской музыкой. Она будет достаточно странной, но я давно стремлюсь это сделать! В-третьих, в сентябре у меня будет сольный концерт в Доме музыки. Он будет называться «Все включено», потому что все мои проекты будут на одной сцене: Квинтет, Eilenkrig Orchestra и один из любимейших - дуэт с Антоном Барониным. В-четвертых, в этом году у меня будет несколько выступлений с Владимиром Спиваковым и симфоническим оркестром. Я к этому готовлюсь. И, наконец, выступление 30 апреля на Дне джаза. Я счастлив быть частью этого события.

Ю.З. - В 2013 году Вы дебютировали в роли ведущего программы «Большой джаз» на телеканале «Россия К». Смена рода деятельности тоже отдых?

В.Э. - Мне почему-то всегда казалось, что у меня это должно получиться! После того, как мы отсняли все серии «Большого джаза», Сергей Леонидович Шумаков меня поздравил и сказал, что у меня могла бы получиться карьера телеведущего, мне было безумно приятно! Его похвала – высшая степень признания. Это был другой, очень интересный опыт, и я даже думаю, что рано или поздно я к нему вернусь. Скажу больше, мы уже несколько лет разговариваем об этом с сотрудниками телеканала «Россия К», и вполне возможно, что в самое ближайшее время появятся изменения в этом вопросе...

Ю.З. - На протяжении нескольких лет Вы являетесь членом жюри Международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик» в номинации «духовые и ударные инструменты». По какому принципу оцениваете юных музыкантов? Сравниваете ли их с собой в детстве?

В.Э. - Очень трудно судить, когда на сцену выходят маленькие, обаятельные люди. Ты понимаешь, что кого-то из них вполне можешь довести до слез. Это очень непростая история! Но для себя я внутренне решил, что буду их оценивать не как талантливых детей, а как профессиональных, сложившихся артистов. А многие из них таковыми и являются! Некоторые вообще не имеют слабых мест. Но музыку очень сложно оценить, это не бег, где кто-то пришел первым, а кто-то вторым, а если вдруг кажется, что одновременно, всегда есть фотофиниш...

Конечно, я себя с ними сравниваю! И понимаю, что, к сожалению, я таким не был... Более того, после каждого «Щелкунчика» у меня появляется безумный стимул. Его дают эти маленькие музыканты. Глядя на то, как они владеют инструментом, хочется идти и заниматься. Не для того, чтобы быть лучше, чем они, а просто потому, что это невероятно подпитывает энергией. Хочется быть на хорошем уровне для себя, прежде всего.

Ю.З. - Меняются ли критерии оценки за годы судейства в конкурсе? Примите ли Вы участие в XIX «Щелкунчике», который пройдет с 4 по 11 декабря 2018 года?

В.Э. - Я надеюсь, меня позовут! Это тот конкурс, ради которого я в декабре откладываю все дела. И еще один интересный момент: у меня был «Большой джаз», я был руководителем оркестра и соведущим в «Танцах со звёздами» на телеканале «Россия 1», но наибольшая медийность меня настигла именно после «Щелкунчика». Это стало для меня настоящим открытием.

Я думаю, я не изменился как судья, невозможно стать мягче или строже. Просто появился опыт. Помню момент, когда вышел маленький мальчик с альтом в одной руке и плюшевым мишкой в другой. Он не очень хорошо играл. А потом, когда не прошел на следующий тур, он заплакал... Конечно, это очень тяжело. Но я уверен: очень важно для музыканта, для спортсмена и для любого человека знать, что какие-то вещи могут не получаться, ты можешь не добиться цели и проиграть. Но жизнь и карьера на этом не заканчиваются. Иди дальше и делай все, что хочешь и можешь! Я скептически отношусь к людям, которые никогда не проигрывали. Мне кажется, характер закаляется поражениями, а не победами. Вот, например, Тимофей Яхнов, который стал дипломантом XV конкурса, а на следующий год пришел и взял «Золотого Щелкунчика». Для меня это идеальный пример того, как взять высоту, которая не покорилась с первого раза.

Автор фото: Вадим Шульц