30.03.2018 | 20:04

Из истории музея-заповедника "Царское Село"

Четыре дворца - схожие судьбы. Сто лет назад императорские резиденции в Царском Селе, Петергофе, Павловске и Гатчине стали музеями. История каждого заповедника - это отдельный рассказ. О Царском Селе - Екатерина Мельниченко.

«Дом, милый дом», - так писал Николай II о Царском Селе. Именно здесь после отречения от престола он жил с семьей. Дворец превратился в тюрьму. Трудно поверить, что даже тогда они были счастливы.

«Судя по фотографиям, они радовались, когда разводили огород, до того еще, когда разгребали снег с дорожек. В эти месяцы, как и прежде, они были счастливы, потому что они были вместе. Это была удивительная семья! Об этом говорили и те, кто рядом с ними был: Жильяр, например, писал о том, какие были дети и отношения между ними», - отмечает заместитель директора по научной и просветительской работе ГМЗ «Царское Село» Ираида Ботт.

Великая княжна Татьяна писала: «В саду так хорошо, но еще лучше, когда уходишь в лес, где папа пилит деревья, а мы помогаем носить дрова. Если рядом брат, мы играем с ним, он это очень любит». Эти слова написаны в июле 1917-го - ровно за год до расстрела царской семьи. Тогда они еще верили, что у них есть будущее. Но всё сложилось иначе.

Семь стульев для семи членов императорской семьи - Николая II, Александры Федоровны, великих княжон, цесаревича Алексея. Вот в такой атмосфере семья провела последнюю ночь в Царском Селе с 31 июля на 1 августа 1917 года. Сохранились воспоминания: когда Николай II выходил из Александровского дворца, он сказал охране: «Здорово, молодцы!». В ответ услышал не «Здравия желаем, Ваше Величество!», а «Прощайте, господин полковник!».

Эту сцену в мемуарах описал Георгий Лукомский - архитектор, искусствовед. Именно он возглавил художественно-историческую комиссию. Перед учеными стояла задача описать все имущество сначала в Екатерининском дворце, а затем и в Александровском, где жила семья императора, чтобы впоследствии открыть там музеи. Лукомский понимал значение каждой вещи. Как только Николай с семьей покинул Александровский дворец, он приказал не проводить уборку, не трогать листы календаря и не выбрасывать гортензии в вазе, даже если они засохнут. И на следующий день пригласил фотографа.

«Стало понятно, что нужно провести фотофиксацию наиболее ценных вещей. Она была двух видов: черно-белая фотосъемка, по большей части она не сохранилась, и впервые в истории нашего памятника была проведена цветная фотофиксация интерьеров дворца», - пояснила главный хранитель ГМЗ «Царское Село» Татьяна Серпинская.

В 1918 году работа комиссии была завершена. Бывшие императорские резиденции открыли для посетителей. Редкие кадры хроники. В камерные залы, созданные Растрелли, хлынули сотни людей, которые не считали нужным снимать в помещении головные уборы и вынимать руки из карманов.

«Наши предшественники имели дело с миллионными, огромными толпами людей необразованных. Что уж тут говорить! Не все из них умели читать и писать. И эта задача, которая была поставлена перед музеями и, в частности, перед царскими резиденциями, которые превращались в музеи, это, прежде всего, образование и просвещение», - говорит директор музея-заповедника «Царское Село» Ольга Таратынова.

В Александровском дворце людям показывали «с каким отвратительным безвкусием» обустраивали свой дом Николай II и Александра Федоровна. «Базарная мебель, пестрый ситец. Повсюду фотографические карточки, как в комнате у горничной. Есть даже распутинский уголок с золочеными иконами». Всё это тогда вызывало смех.

Сегодня в Царском Селе внимательно вглядываются и в «базарную мебель», и в «пестрый ситец». Эти кадры помогут восстановить интерьеры Александровского дворца, который сейчас закрыт на реставрацию.

Новости культуры