29.03.2018 | 20:22

В Петербурге начали трансфомировать старинные объекты под современные нужды

По количеству архитектурных памятников Петербург на одном из первых мест в России. Многие из них со временем теряют привычные функции. Кто и как вдыхает новую жизнь в культурно-исторические объекты? Репортаж Станислава Дорэ из Северной столицы.

Трансформировать доходный дом или старинную усадьбу под отель или ресторан – задача сложная, затратная, и тем не менее с годами желающих реанимировать исторические объекты становится больше, правда, далеко не все относятся к работе с архитектурным наследием с должным вниманием. Специалисты говорят, что значительно ухудшилось качество проектирования. Что будет находиться в историческом здании ‒ вопрос немаловажный. Инвесторам могут и отказать, если они не прислушаются к рекомендациям специалистов.

«У нас один инвестор хотел открыть, я бы не хотел сказать, что увеселительное заведение, но это был большой проект, и в этом здании находился бывший церковный зал. Он в нем хотел сделать что-то похожее на фитнес. И мы порекомендовали в этой части здания разместить что-то более спокойное», ‒ объяснил председатель КГИОП Сергей Макаров.

С пространством на территории Царского Села проблем не возникло, фактически оно используется по назначению. Говорят, раньше здесь была обитель фрейлин. Сегодня в номере с видом на Екатерининский дворец может поселиться любой желающий. Трехзвездочный отель в бывшей царской резиденции облюбовали питерские эстеты, сбегающие от суеты на выходные и туристы из разных стран. Для музея-заповедника это не столько дополнительный доход, сколько необходимость.

«Создание многофункционала с питанием, проживанием ‒ это всемирный тренд, в этом направлении двигаются все музеи-завоведники в мире», ‒ пояснила директор музея-заповедника «Царское Село» Ольга Таратынова.

В окрестностях Меншиковского дворца точек общепита практически нет, так что ресторан расположенный внутри этого филиала Эрмитажа пользуется спросом, особенно летом, когда открыта терраса. Реставрацией и адаптацией этого помещения занимался главный архитектор Эрмитажа Валерий Лукин. Планировку не менял, интерьер подобрал в духе петровской эпохи. Кстати, кухня расположена там, где раньше была поварня. Планка высока ‒ в те времена самые изысканные блюда можно было отведать только на приемах у Меншикова.

«Мы придерживаемся русской кухни, но каждое блюдо подается эстетично», ‒ рассказала директор ресторана Ольга Голубкова. 

В этом ресторане есть свои табу: корпоративы и шумные праздники не любят, музыкальная политика строгая ‒ только классика и джаз. Тот самый случай, когда репутация и имидж ‒ приоритет.

Замок БИП. Бастион императора Павла, или как еще его называли в народе «большая игрушка Павла». В разные времена здесь находились военный лазарет, Александровское учебное заведение. Теперь здесь расположен отель.

К 2003 году состояние замка, построенного в 1797-м, оценивалось как крайне плачевное. За его восстановление согласился взяться только меценат Сергей Гутцайт, к тому времени уже имевший опыт работы с историческими объектами.

«Я приглашаю экспертов, которые говорят, где будут сложности. Бывает, пройдешь экспертизу, а потом, когда сдаешь этот объект, узнаешь, что изменились пожарные правила, они довольно часто меняются, или неправильно трактовались теми, кто делал проект, и приходится вносить изменения в проект, переделывать, менять и двери, и оконные проемы», ‒ поделился Сергей Гутцайт.

Работать с историческими пространствами сложно, универсальных правил нет, ведь специалистам, как они сами шутят, работать приходится не с типовыми «хрущевками», а с архитектурой разного стиля и разных эпох. Так что каждый случай особенный и требует долгих дискуссий, компромиссов и творческого подхода.

Новости культуры