28.03.2018 | 15:08

Павел Кассин: Фотография – это искусство "реального"

Международный конкурс фотожурналистики имени Андрея Стенина в этом году собрал рекордное количество участников. Он был учрежден МИА «Россия сегодня» под эгидой Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО в память о фотокорреспонденте агентства Андрее Стенине.

Одним из членов жюри конкурса стал фотожурналист Павел Кассин. В разные годы он сотрудничал с журналом Der Spiegel (ФРГ), агентством «Синьхуа» (КНР), газетой «Московские новости», являлся автором курса по фотоделу для факультета телевидения МГУ им. М.В. Ломоносова. С 2013 года руководит фотослужбой ИД «Коммерсантъ».

В эксклюзивном интервью для нашего сайта Павел Кассин ответил на вопросы о начинающих фотографах, профессиональном росте и конкуренции.

Почему вы решили стать членом жюри Международного конкурса фотожурналистики имени Андрея Стенина?

П.К. Для меня большая честь быть приглашенным в жюри Конкурса имени Андрея Стенина. Фотография передает дух эпохи и событий. Она отражает не только новостную составляющую, но и в целом дух времени, в котором мы живем. И именно такие конкурсы, как Конкурс имени Андрея Стенина, который хотя и возник в связи с печальным поводом, дают представление о современном уровне российской фотографии. Россия, не побоюсь громких фраз, – великая фотографическая держава. Российская фотографическая школа имеет высочайший уровень, что подтверждено многими премиями ребят, которые работают в разных изданиях. И тот факт, что Конкурс имени Стенина является международным, что молодые фотографы из других стран принимают в нем участие, очень важен, поскольку, чем больше у них возможностей для обмена мнениями и общения, тем лучше им жить в профессии.

Что важнее для начинающего фотографа на ранних этапах карьеры: попасть в крупное фотоагентство или побыть какое-то время «свободным художником»? Насколько первое легко для новичка в профессии?

П.К. На самом деле, у всех по-разному складывается судьба. В идеале агентские редакционные школы для новичков в профессии – это хорошо. Я говорю сейчас не об учебных заведениях, а о стиле больших медиа и качестве работы с фотографией. Такими, например, в советское время обладали АПН, ТАСС, «Известия», «Советская Россия», «Комсомольская правда» и т.д. Хорошо, когда молодой человек, поучившись чему-то и поняв, что фотография - это его призвание, может прийти и начать работать среди доброжелательных мастеров. Это, безусловно, идеальная ситуация. Воля случая в нашей профессии играет большую роль. Если у фотографа нет удачи и счастливого случая, лучше нашим делом вообще не заниматься. Но человеку с улицы в профессию попасть, конечно, сложно.

Что касается фриланса, то это больной вопрос для нашей страны. У нас юридически отсутствует статус фрилансера. На западе весь рынок держится на фриланс-фотографах, в штате работают единицы. Ситуация может измениться только в случае государственного в том интереса, либо создания такого гражданского общества, которое будет требовать информацию определенного качества и будет готово финансировать редакции, дающие им эту информацию. 

 https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/157/160/1.jpg

Леонид Ильич Брежнев, Генеральный секретарь ЦК КПСС. Москва, 1973 г. Владимир Мусаэльян / МИА «Россия сегодня»

Каких основных принципов должен придерживаться новичок?

П.К. «Не верь, не бойся, не проси» или «Придут и сами все дадут» (смеется). Конечно, новичок должен иметь определенные моральные принципы, они важны. Я уже не говорю о профессиональных: технических, художественных и т.д. Главный принцип – человек должен быть интеллектуально развит и саморазвиваться. Я призываю всех молодых фотографов, которые работают со мной, да и вообще всех: больше читайте и больше путешествуйте.

Кто или что стало главным толчком для Вашего роста в профессии?

П.К. Мой пример нетипичный, потому что я вырос в семье потомственных фотожурналистов. Мой отец проработал в ТАСС много лет, позже – в издательстве «Планета». С фотографией работала и мама. В этом есть свои плюсы и минусы. Конечно, я вырос в фотографической среде. Друзья отца – классики отечественной фотошколы, которые практически все уже ушли из жизни. Редькин, Бальтерманц, Альперт, Евзерихин. Мусаэльян, слава Богу, жив и здоров, он наш сосед и друг семьи. Все мы ходили друг к другу в гости. Можно сказать, я вырос на руках классиков российской фотографии. Это с одной стороны.

С другой стороны, фотография – это искусство «реального». Ты можешь быть каким угодно: блатным, золотым, но либо ты даешь фотографию на стол редактору, либо ты ее не даешь. Безусловно, когда растешь в профессиональной среде, тебе во многих отношениях проще, но, в конечном счете, все определяется твоим умением и способностью делать качественные фотографии.

Многие из конкурсных площадок, включая крупнейшее мировое состязание World Press Photo, вводят в перечень своих номинаций «Digital storytelling», где фотографию сопровождают дополнительные форматы – от видео до анимации. По-вашему, как сильно новые формы сказываются на развитии традиционной фотографии?

П.К. Возможно, я консерватор, но считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Фото, видео, анимация - такое смешение форматов подходит как раз хорошим фотолюбителям. Я не воспринимаю это как отдельный формат в профессии.

Вообразим, что я еду фотографировать какой-либо визит с Путиным. Я его снял, потом сделал видео, потом это все выложил, а потом меня пресс-служба Кремля спросила: «Старик, тебя кто вообще просил видео снимать?» На мой взгляд, в пресс-фотографии существует три основных жанра: Action, News и Features. Внутри этого треугольника все и работают с большим или меньшим успехом.

Для меня визуальное искусство в развитии прошло этапы от живописи к фотографии, далее к кино и телевидению. А то, что касается этих комбинированных «digital» историй, в них ничего нового нет. В 20-е годы прошлого столетия все были пишущими журналистами, которые могли работать с фотокамерой. Такого понятия как «фотожурналист» в те годы вообще не было, оно оформилось, скорее, во время Гражданской войны в Испании (1936 – 39 гг.). Собственно, тогда впервые и произошло разделение на «пишущих» и «снимающих». Сейчас маятник вновь качнулся в сторону создания «человека-оркестра».

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/157/156/6.jpg

Будни «морских пахарей». За бортом – Атлантика. 1968 г. Марк Редькин / МИА «Россия сегодня»

На мой взгляд, на современном уровне развития фотожурналистики это технологически несовершенное решение. Что это? Создание специальных очков, в которых моргнул левым глазом – видео снял, моргнул правым глазом – фотографию сделал? Если у тебя, конечно, нет нервного тика. Я бы так не горячился. Тот, кто серьезно, подчеркиваю, профессионально, а не любительски, занимается фотографией, понимает, каких затрат стоит хотя бы перейти с цвета на черно-белую съемку. Это же надо мозги перестроить, чтобы начать видеть черно-белую картинку. Мне кажется, что эти нововведения – лукавство менеджмента, а, может, и желание сэкономить деньги. 

Многие говорят, что Конкурс имени Андрея Стенина особенный. В чем эта особенность для Вас?

П.К. В первую очередь в том, что память о человеке вошла в историю фотографии, в том числе и созданием такого конкурса. Это очень хорошо и здорово. Это о грусти и положительных моментах. А вот то, что конкурс предлагает такой жесткий возрастной ценз, не знаю, хорошо это или нет. С одной стороны, он может стимулировать фотографов к созданию работ и участию в конкурсе. С другой стороны, мы понимаем, как молодому человеку тяжело в наши дни состояться в профессии. Я бы предложил давать еще какие-либо грантовые возможности, в рамках которых фотограф мог бы попробовать себя в разных жанрах, используя ресурсы агентства.  

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/157/160/5.jpg

Советский хирург, академик АМН СССР Николай Амосов после операции. Киев, 1980 г. Макс Альперт / МИА «Россия сегодня»

Фото: организаторы конкурса