15.03.2018 | 10:55

Воронежский театр оперы и балета представил в Москве "Родину электричества"

«Родину электричества» показал на «Золотой Маске» Воронежский театр оперы и балета. Михаил Бычков поставил оперу Глеба Седельникова. В 70-е годы композитор написал ее специально для Театра Бориса Покровского, но тогда спектакль так и не был поставлен. И вот, спустя более, чем 40 лет, состоялась премьера. Ирина Разумовская расскажет о постановке.

Больше 20 лет Театр Оперы и Балета из Воронежа не участвовал в «Золотой Маске». Михаил Бычков там - режиссер приглашенный. Его постановка «Родина электричества» номинирована на «Маску» сразу в 6 категориях. Необычен и сам материал: единственная в мире опера, написанная по рассказам его земляка Андрея Платонова.

«Эта опера, конечно, совершенно не похожа на то, что сегодня в репертуаре театра (там русская и мировая классика). Впервые за много лет театр решился на оперу Глеба Седельникова. Она необычна во всех отношениях: и по теме, и просто по материалу и фактуре», - отметил режиссер Михаил Бычков.

Эта фактура интересно отражена в сценографии. Все художники (по свету, видео-арту, декорациям, костюмам) были номинированы на «Золотую Маску».

Эстетика и символика первых лет советской власти передана стильно - в красных и серых тонах, алых лучах света, множестве нашивок и отверстий в форме супрематических знаков. Даже хоругви здесь - символы авангарда.

Дух революционных надежд раннего Платонова выражен в музыке композитора Глеба Седельникова, написанной в 1976 году. Здесь поют гимн лампочке Ильича, молятся на советскую власть и воспевают электрификацию. За дирижерским пультом - тоже номинант на «Маску» - Юрий Анисичкин. Говорит, музыка Седельникова неподражаема.

«Это дух! Главное действующее лицо - это народ. Хоровые сцены грандиозны в этом произведении! Оно идёт меньше полутора часов. Они пропитывают всё содержание, и в этом близость с «Хованщиной» Мусоргского, с «Борисом Годуновым». Вот какие истоки», - отметил дирижер-постановщик Юрий Анисичкин.

Всей этой советской махине противопоставлена маленькая старушка, скрывающая от новой власти свою веру в Бога и робкую молитву. Юная артистка Полина Карташова (за этот яркий образ сгорбленной и жалкой женщины) была номинирована на «Маску» как «лучшая женская роль в опере». 

«Здесь всё видно! Волосы мои спрятаны, я же старуха, у меня вот осталось три волосины, как видите. Я изможденное существо, которое умирает от голода», - поясняет солистка оперной труппы Воронежского театра оперы и балета Полина Карташова.

О том, что всё это не соцреализм, станет понятно не сразу. В конце спектакля кровавый дым застилает сцену, все герои, будто заключенные, одеты в чёрные робы. Грозная музыка оповещает о том, что электрическая станция сожжена. Создатели постановки намерено лишили финал оптимизма и веры в будущее. У Платонова они ещё были, но Михаил Бычков и его соавторы выносят свой вердикт событиям столетней давности.

 Новости культуры