06.03.2018 | 18:37

"Главное – это волшебство, которое происходит за сценой". Интервью с Александром Ф. Скляром

7 марта 60-летие отмечает Александр Ф. Скляр - заслуженный артист России, музыкант, теле- и радиоведущий, лидер группы «Ва-Банкъ». Наш корреспондент Юлия Зиньковская встретилась с юбиляром, чтобы взять у него «РОКовое» интервью.

Ю.З. - В 1980 году Вы окончили МГИМО, после чего начали работать в посольстве Пхеньяна (КНДР). Как появилась дипломатическая служба в Вашей судьбе? И что было потом?

А.Ф.С. - Дипломатическая служба возникла в моей жизни случайно. Я никогда не собирался в Пхеньян. У нас была обязательная система распределения. И поскольку государство вкладывалось в образование студента на протяжении пяти лет, требовалось ему вернуть «долг». Я должен был получить работу во внешнеторговом объединении «Международная книга», потому что мой диплом назывался «Рынок музыкальных изданий Соединённых Штатов Америки». Уже тогда я очень плотно «засел» в рок-н-ролл. Курса со второго-третьего создавал различные рок-группы. И на момент, когда я заканчивал институт, у меня была твердая уверенность, что я смогу одновременно работать и играть свой любимый рок здесь, в Москве. Но случайность была против.

У меня было два языка - корейский и английский. И из-за моего корейского меня, как молодого специалиста, направили по распределению в Северную Корею, где я провел три с половиной года. Потом еще полтора года в Первом Дальневосточном отделе Министерства иностранных дел. Это время мне понадобилось для того, чтобы придумать, как же можно «выкарабкаться» оттуда. В те времена уход из МИДа был вещью крайне странной. Объяснять это приходилось очень убедительным образом. И я придумал историю, что прослушался у профессора консерватории по классу вокала и он мне предложил поступить без экзаменов. Я понимал, что это невозможно проверить: не будут же они звонить в консерваторию, это просто смешно. И все знали в моем Корейском секторе, что я человек поющий, играющий на гитаре. В общем, моя версия ни у кого никаких сомнений не вызвала. Я смог тихонько уйти и вплотную заняться музыкой.

Ю.З. - Расскажите о первых группах, в которых Вы играли. 

А.Ф.С. - Первые группы были у меня еще в школе, в 8-9 классе. Мы тогда играли все подряд: The Beatles, Creedence, другую иностранную музыку. Потом, когда я уже учился в институте, один из моих коллективов назывался «Цитадель». Это довольно известная группа Владимира Рацкевича. Я сначала был там звукорежиссером, а потом играл на второй гитаре. И ушел я, по большому счету, потому, что мне хотелось петь по-русски. Володя был принципиально против: он считал, что рок-н-ролл нужно исполнять на английском. Ближе к пятому курсу я с Василием Шумовым создал группу под названием «777». После моего отъезда в Северную Корею Вася переделал эту группу в «Центр». Когда я вернулся, немножко поиграл в «Центре» и даже принял участие в создании альбома под названием «Признаки жизни». А после моего увольнения из МИДа пришло время создать свою группу «Ва-Банкъ». Это было в 1986-м году, и сейчас этому проекту уже 32 года.

Ю.З. - Вместе с «Ва-Банком» Вы объездили всю Европу. В чем секрет успеха этого коллектива? Почему он был популярен за рубежом?

А.Ф.С. - Все очень просто. Существование нашей группы совпало с очень коротким периодом интенсивного интереса к русскому рок-н-роллу и вообще к тому, что происходит в России. Это было связано с перестройкой. Одним из ее последствий было то, что внезапно возрос интерес к происходящему за «железным занавесом».

Тогда существовало множество русских неофициальных групп, которые, как мы, не были частью филармоний. Вот «Машина времени», «Аракс» были частью официальных концертных организаций. А мы нет! Конечно, были «Московская рок-лаборатория» и «Ленинградский рок-клуб», которые на первых порах довольно крепко нам помогали, давали возможность концертировать. Что и говорить, если тогда мы должны были «залитовать» (выдержать цензуру, согласовать с местным отделением Главлита, прим. кор.) свои тексты! Нам повезло: на этот «литовочный отсмотр» я позвал Эдуарда Артемьева. Именно его веское слово как члена Союза композиторов помогло нам получить нашу первую литовку.

Многие неофициальные группы тогда вместе с литовкой получили и возможность выехать в Европу. У нас была своя история. Приехала очень хорошая финская группа «Sielun Veljet», и мы вместе с «Рок-лабораторскими» командами приняли участие в двух совместных концертах здесь, в Москве. Там же присутствовал представитель финской фирмы «Polarvox». Это подразделение очень крупной корпорации EMI. Они отсматривали музыкантов с целью приглашения в Финляндию. И выбор пал на нас! Мы, будучи еще совсем юнцами, поехали в абсолютно полноценный европейский тур. После десяти концертов мы с «Polarvox» записали наш первый альбом. Это первая студийная работа, которая так и называлась «Va-Bank». Удачное стечение обстоятельств, и наш коллектив отправился «обкатывать» альбом по Европе. Нам это дало очень многое: мы узнали, как работает зарубежная концертная машина.

Ю.З. - Больше 15 лет Вы увлекаетесь творчеством А.Н. Вертинского. Почему именно он? Чем положительно отличается его творчество?

А.Ф.С. - На тот момент, когда мне пришла идея, что можно что-то сделать с творчеством Вертинского, у меня был уже почти десятилетний опыт работы на сцене. Почему бы не поэкспериментировать? Рок-н-ролльная дорожка уже протоптана. А это нечто совершенно другое. Но я бы один не решился. А Ира Богушевская составила мне компанию. Каждый из нас выбрал себе репертуар. Мы сделали одну совместную песню «Бразильский крейсер», а все остальные разделили. Этот проект понравился публике, а мне было необыкновенно интересно войти в новую реку. Потом эта история продолжилась уже совместно с Глебом Самойловым. А затем была уже моя сольная программа. В ней я пою, а иногда присаживаюсь за столик и читаю письма Вертинского, которые очень важны. Они помогают соединить все действо. Сейчас это программа, которой уже 17 лет! Не так давно я, наконец, сумел студийно записать своего Вертинского. Этот альбом получил название «Русское солнце». У Вертинского в песне «Доченьки» есть такие слова: «Много русского солнца и света будет в жизни дочурок моих». Оттуда и пошло название. Я не очень часто играю эту программу, и слава богу! Это позволяет мне каждый раз по-новому подойти к ней, заново прикоснуться к моему Вертинскому.

Ю.З. - Обязательно ли рок-музыканту собирать стадионы или Вы заряжаетесь творческой энергией и в небольших залах?

А.Ф.С. - Сама величина площадок меня уже давным-давно не вдохновляет! Люди, которые приходят на мой концерт, покупают определенный творческий товар. И этот товар должен быть высокого качества. Это дает мне право ощущать себя профессионалом, потому что мое ремесло продается и является источником моего существования.

А вот когда я прихожу на студию, я занимаюсь настоящим волшебством! Это уже искусство. И здесь я полностью независим от мнения публики. Потому что концерт включает довольно конкретный набор произведений, который нравится людям. А на студии я делаю только то, что нравится мне. Поэтому я очень счастливый человек: в своем ремесле я достиг этого баланса. Моя концертная деятельность независима от студийной.

Получается, что вдохновение не связано с концертными площадками. Мне уже навсегда есть, что там играть! Главное – это волшебство, которое происходит за сценой. Те магические сочетания, которые неожиданно осеняют тебя, когда ты улавливаешь мимолетные звуки где-то там, наверху, и транслируешь это, переносишь в реальную форму. Вот то, что я очень берегу. Такое нельзя растерять, потому что в этом настоящий Скляр. Каждый раз, когда я прихожу на студию, мне не хит нужно записать, мне нужно подняться на одну ступеньку в постижении своего пути. Это то, ради чего я занимаюсь музыкой. Это мое призвание и это магия.

Ю.З. - Вы – частый гость телеканала «Россия К». Наши зрители помнят авторскую программу Александра Ф. Скляра «РОКовая ночь». Новый проект с Вашим участием называется «Квартет 4x4». Приоткройте завесу тайны и расскажите о нем.

А.Ф.С. - Я – в жюри программы. Я дал добро, потому мне этот проект показался интересным. Это еще даже не снималось, но я точно знаю, что это будут живые исполнители, квартеты. Я постараюсь судить максимально честно. Я сам работал с квартетами, мне это очень знакомо. Нужно сказать, что телевизионный конкурс всегда приковывает внимание: это ведь не матерый артист, у которого длинная история, бэкграунд. Это развивается у тебя на глазах. Поэтому такой формат и привлекателен. 

Ю.З. - Расскажите, пожалуйста, о Ваших новых проектах.

А.Ф.С. - Весь этот год проходит под эгидой юбилея Высоцкого. Мы к нему подготовились основательно: выпустили альбом песен Высоцкого под названием «Оставайтесь, друзья, моряками». Высоцкий со мной всю жизнь, с юных лет, когда я впервые услышал песни из кинофильма «Вертикаль». В этом году Владимиру Семеновичу – 80, а мне – 60. Я подумал, что самое время признаться в любви к Высоцкому и выпустить такой альбом.

А вообще я живу сегодняшним днем: всегда очень тщательно готовлюсь к любому концерту, никогда не играю по принципу «отработать номер». Для меня это каждый раз испытание, которое я должен с честью выдержать. Я, само собой, хочу расти в мастерстве. У меня есть люди-ориентиры: Александр Николаевич Вертинский, Леонид Осипович Утесов. И я мечтаю выступать на таком уровне, чтобы эти люди гипотетически могли пожать мне руку. А еще я мечтаю, чтобы меня не покинул Создатель, чтобы меня не покинула моя Муза.

Авторы фото: Владимир Клавихо-Телепнёв, Наталья Габбасова, Валентин Монастырскый