18.02.2018 | 21:22

Завершился Ежегодный фестиваль особого театра "Протеатр. Международные встречи"

В Москве на этой неделе завершился Ежегодный фестиваль особого театра «Протеатр. Международные встречи». Почти два десятка лет активисты и популяризаторы явления под названием «особый театр» делают всё для них возможное и доступное, чтобы изменить социальный климат в стране, доказать, что искусство людей с инвалидностью не является инвалидным.

Лев Толстой как-то заметил, что как только искусство становится профессией, то значительно ослабляется и его драгоценнейшее свойство – искренность. По мнению организаторов фестиваля, особый театр активно заполняет пустеющую чашу искренности в театральном искусстве. Зоя Апостольская исследовала феномен «Особого театра».

Тела высвобождаются как из-под пластов пепла и лавы, выбираясь из ловушки прошлого. На сцене – и обычные танцоры, и люди с ампутированными конечностями, и люди в инвалидных креслах, и манекены, и совсем призрачные, проволочные каркасы фигур. И не всегда сразу понятно – кто, где. Лица обмотаны бинтами. И нет ни пола, ни возраста. Только физическое состояние. Это – пластическое осмысление недавнего прошлого ЮАР, спектакль «Из-под пепла» южноафриканского танцевального коллектива.

Константин Райда – актер инклюзивного театра из Екатеринбурга. В прошлом году их коллектив привозил сюда спектакль. В этом – приехали на просмотры и мастер-классы. Здесь всегда очень плотная образовательная программа. Особых актеров учат работать с телом. С голосом. С эмоцией. Выражать то, что чувствуют, без слов. Не просто доставать изнутри переживание, но и передавать его зрителю. Играть.

Спектакль «Буря» привез один из старейших немецких инклюзивных театров «Блаумайер ателье». Они работают уже больше 30 лет и не боятся ставить классику, не считают, что особым актёрам доступен только детский или сказочный репертуар. У каждого актера здесь есть диагноз. Но его никогда не называют, даже если он очень заметен. Перед вами – актер. И это главное. 

«Мы обязательно учитываем ментальные особенности. Например, у нас есть один актер, который не очень много разговаривает. И мы подобрали ему такую роль, в которой он очень импозантно стоит. Просто стоит. Но как!», - рассказала режиссер театра Blaumaeir Atelier Барбара Весте.

Классику ставит и один из старейших инклюзивных коллективов России - интегрированная театральная студия «Круг». Их спектакль «Евгений Онегин» - о маленькой эмоциональной емкости главного героя, о том, что ему для общения с социумом тоже нужен проводник. На вопрос – а что актеры с ментальными особенностями могут понять в «Евгении Онегине», режиссер и организатор фестиваля Наталья Попова отвечает просто – а что современный зритель понимает в этом произведении? Со зрителем у «особого театра», вообще, особые отношения.  

Эмпатия – не самое главное, но самое первое чувство, которое пригодится при просмотре инклюзивного спектакля. Режиссеры таких постановок советуют отключить рацио и оставить только эмоции. Не сравнивать и не навешивать ярлыков. Не пытаться понять, на что это похоже. Это – совсем другой театр. И смотреть на него до по-другому. В нашей стране такой театр пока не считают самостоятельным явлением, а скорее склонны относить к социально-адаптивным практикам.  

«Эти люди, которые не принимают "особый театр", они не принимают и новую академическую музыку, называют ее шумом, они не принимают современную хореографию, называют ее ползанием по полу. Как сто лет назад», - отметила арт-директор Центра имени Вс. Мейехольда Елена Ковальская.

Фестиваль театров с участием особых актеров проходит в Центре имени Всеволода Мейерхольда. И не случайно именно здесь. Ведь здесь приветствуют авангардные постановки и радикальные спектакли. Исследуют современный театр. Ищут новые формы. И новый язык. 

Новости культуры