23.11.2017 | 16:53

ГРАМОТЕИ, ВПЕРЕД!

26 ноября в 10:00 в эфире телеканала «Россия К» – премьера нового проекта «МЫ – ГРАМОТЕИ!». Это интеллектуально-развлекательная программа, в которой команды старшеклассников будут соревноваться в знании русского языка. Наш корреспондент Юлия Зиньковская взяла эксклюзивное интервью у ведущего грамотея страны Александра Пряникова.

Ю.З. - Вы ведущий интеллектуально-развлекательной программы «МЫ – ГРАМОТЕИ». Всегда ли Вы пишете без ошибок и не пренебрегаете правилами русского языка в социальных сетях?

А.П. - Пока я не начал вести программу «МЫ – ГРАМОТЕИ», я был совершенно уверен, что только запятые могу «навалять», но эта моя иллюзия быстренько разрушилась! Хотя и школа у нас была советская, и хорошие педагоги, и «5» за итоговый экзамен по русскому языку, после этого момента выяснилось, что я многое неправильно понимаю. Я стал писать короче сообщения. Честно: никогда при общении в социальных сетях я не пренебрегал разного рода справочниками. Это сейчас удобно, но не все пользуются. Мне никогда не лень было лезть куда-то, вычитывать про запятые, например. В целом, я очень стараюсь писать грамотно. Но есть не совсем понятные вещи: например, нужно говорить не «микроволнОвый», а «микровОлновый» грамотно. Я скажу честно: если кто-то из моих друзей произнесет «микровОлновый», я подумаю, что человек очень сильно «выпендривается», что-то строит из себя. Но оказалось, что это правильно.

Ю.З. - Можете ли Вы вспомнить себя в возрасте участников нашей программы? Были ли Вы в этом возрасте «грамотеем»?

А.П. - Совершенно уверен, что меня бы отправили от школы на эту программу! Меня любили преподаватели гуманитарных наук, стихи от школы прочесть всегда меня выбирали, почему я и выбрал свою профессию. Но я сейчас смотрю на наших участников и понимаю, что они сильнее меня. То есть я бы в их возрасте с чем-то справился, а что-то бы точно завалил напрочь. Уровень сложности высок, и я всегда на стороне участников! Я ребятам не завидую и в лицо им говорю, чтоб они не переживали и не боялись делать ошибки, потому что здесь ошибки бы сделал любой. Но дети должны быть лучше своих родителей, больше знать, у них должны быть более сложные вопросы, в этом и есть суть прогресса.

Ю.З. - Вы окончили Музыкальное училище имени Гнесиных по классу музыкальной комедии. Помогает ли высшее музыкальное образование чувствовать ритм в прозе и поэзии?

А.П. - Когда ты изучал музыку, более того, у тебя родители – профессиональные преподаватели музыки, и все детство ты проводишь в окружении профессиональных музыкантов, это накладывает отпечаток на восприятие мира. Определенные органы чувств лучше развиты. Слух, чувство ритма, желание уловить мелодику… Я зачастую не отдаю себе отчет, мол, вот, я читаю стих, и он мне напоминает песню. Но это происходит непроизвольно.

Ю.З. - А сами Вы когда-нибудь пытались писать прозу или поэзию?

А.П. - Да! Студентами все пишут какие-то хулиганские стихи, но я всегда тяготел к короткой стихотворной форме, эпиграмме, например. Сейчас вот смотрю на современных школьников, они по мелочам не размениваются! Они сразу начинают рэп писать. Считают, что если стихи нельзя прочитать как рэп, то это вовсе не стихи уже (смеется).

Ю.З. - Вы участвовали в настоящем бродвейском мюзикле. Расскажите об этом периоде Вашей профессиональной биографии.

А.П. - По окончании Гнесинского училища я попал в программу культурного обмена, прошел отбор и отправился в театр Peter Brook Majestic (The Majestic Theatre, прим. кор.) в Нью-Йорке. Делали совместную российско-канадско-американскую постановку «Свадебки» Стравинского. И вот среди актеров был я! У меня была роль скоморошек. Это было большее везение, что я на тот момент заканчивал училище, умел петь и танцевать, и этого оказалось достаточно, чтобы этот кастинг пройти и поработать в культурном центре над классической постановкой.

Ю.З. - А можно ли жить в США и не «растерять» знания русского?

А.П. - Сказывается влияние на мелодику речи, когда перескакиваешь с английского на русский, причем делать это приходится очень часто, поскольку общение идет на разных языках. Конечно, языки могут «наложиться», вместо «идея» говоришь «idea», например. А вообще, если ты выучил язык, то это навсегда, и когда люди говорят: «Ой, я забыл, как это будет по-русски», они лукавят. Но английский язык упрощает общение, например, слово «team building» («построение команды» или «командообразование»). То есть русские слова иногда очень длинные, европейские языки проще. Но в другой стране национальную идентичность в основном дает русский язык, потому что ты по-русски думаешь, это и есть ты. Кто ясно мыслит по-русски – тот ясно формулирует.

Ю.З. - Много ли забылось со школы? Или работа в качестве ведущего на телевидении и радио не дает знаниям по русскому языку «кануть в Лету»? 

А.П. - Учитывая, что я работаю в качестве журналиста, мы пишем тексты с редактором «в устной форме». Со временем ты начинаешь учиться составлять тексты в голове, пунктуация и синтаксис развились до использования в устной речи, и запятые я уже расставляю «про себя».

Ю.З. - Расскажите о процессе создания программы. Как проходили съемки?

А.П. - Когда меня позвали, я, если честно, подумал, что все это будет очень размеренно и слишком спокойно происходить. Но когда мы начали снимать и я вошел во вкус происходящего, стало понятно, что это реально весело! Ошибки делаются очень смешные. Например, девочке нужно было написать «подать апелляцию». Ее спрашивают, как пишется «апелляция»? Она думала-думала, в качестве варианта предложила «эпиляцию». Ну и все, полчаса смеха! Есть простор для юмора! И так как у меня уже свой стиль ведения, я привык все делать, чтобы это было нескучно, весело, легко, хотелось, чтобы это была именно развлекательно-образовательная программа.Я смотрел результат – отснятый материал. Он мне очень понравился, хотя я себе редко когда на экране нравлюсь! Мы вроде говорим о вещах серьезных и академических, но при этом форма подачи очень легкая, мне самому было интересно!

Ю.З. - Расскажите о команде, которая готовила программу. От кого зависел успех?

А.П. - Константин Куц – режиссер, видный человек, который сделал уже не одну викторину и который уже набил себе руку в этом жанре. Юлия Солдина – продюсер, который умеет создать потрясающую картинку, доставить рекордное количество техники на площадку. Обычно продюсеры стараются сэкономить на подготовительном этапе, Юлия не из таких, и для меня это человек-сюрприз на современном телевидении. Были задействованы огромные ресурсы, и это показатель того, что, когда человек выходит на съемочную площадку, он думает не о деньгах, а о том, что он любит телевидение, занимается работой от души и не экономит на искусстве. Для меня это главное! Была дружелюбная атмосфера на съемочной площадке. Ко мне подходили многие родители и говорили, что хотят для своих детей именно такого педагога, не зануду, а веселого, легкого, молодого, стильного, интеллигентного и с юмором… Это все про меня (смеется). Вот это и есть наивысшая награда. Я считаю, что это самый большой комплимент, который мне удалось заработать.