11.09.2017 | 09:40

"Сеанс гипноза длиною в 100 лет". Владислав Флярковский и Валерий Фокин о "Маскараде"

Большой театр дает в эти дни повод заметить, что когда-то оперная и драматическая труппы Большого были единым целым. В Большом давали драму! Сегодня драма в Большом - это исключительный случай. Именно это и происходит сейчас. Петербургский Александринский театр на гастролях в Большом.

Вчера и сейчас в эти минуты здесь идёт спектакль Валерия Фокина «Маскарад. Воспоминания будущего» по драме Лермонтова и спектаклю Всеволода Мейерхольда 1917-го года. «Должно быть, человек интересный, если все ругают», - сказал о Мейерхольде Теляковский - последний директор Императорских театров. Он узнал, что режиссёр получил расчет у Комиссаржевской и пожелал с ним встретиться. Режиссер-новатор крепко породнился с академическим театром. И последним спектаклем императорского Александринского театра был именно его «Маскарад». Подробности у Валерии Кудрявцевой.

«Маскарад» - первый драматический спектакль, который играют на сцене Большого театра. Актерам Александринки пришлось два дня осваивать непривычно большое пространство. Для зрителей же «Маскарад» на сцене предваряет «Маскарад» на выставке. Впервые эскизы костюмов Александра Головина, хранящиеся в музее Бахрушина, встречаются в одном пространстве с костюмами, выполненными по этим эскизам, из фондов Александринского театра.

Искушение прикоснуться к этим удивительным костюмам Головина столь велико, что удержаться очень сложно. В этом момент особенно ясно понимаешь желание создателей спектакля повторить эти костюмы максимально точно. А вместе с ними воссоздать и общую атмосферу спектакля Мейерхольда.

Возможность прикоснуться к спектаклю 100-летней давности - большая редкость. Валерий Фокин не стремился к точной копии исторической постановки. Гораздо интереснее было разгадать образный код сценической композиции «Маскарада». Заставить современных актеров говорить нараспев в манере Императорского театра, поставить их на котурны сильных чувств, искать ответы на вечные вопросы - о дозволенности убийства, о гибели идеала.

Фокин сократил количество сцен, добавил к названию «Воспоминания о будущем». Став последним спектаклем Дирекции императорских театров, «Маскарад» Мейерхольда оказался также одной из самых масштабных постановок. Подготовка к нему длилась 6 лет.

«Это был самый дорогой спектакль за всю историю этой Дирекции: около 300 тысяч рублей он стоил. Наш спектакль гораздо дешевле! Потому что 300 тысяч золотом до революции - это гигантская сумма, как если бы мы сейчас сказали, что спектакль стоил миллиард», - говорит заместитель художественного руководителя Александринского театра Александр Чепуров.

Николай Мартон, старейшина Александринки, в «Маскараде» играет Неизвестного - своего рода двойника Арбенина. Теперь на лацкане пиджака - значок «Золотой маски», полученной за эту роль. Мартон - удивительное связующее звено между спектаклями Мейерхольда и Фокина.

«Был один артист, звали его Юрий Островский. Он играл князя в спектакле Мейерхольда. И я с ним дружил. Он был охотник, я тоже любил это дело, он меня приглашал на дачу и рассказывал об этом спектакле… Он рассказывал, как работал Мейерхольд, как добивался, чтоб точный характер был у каждого, даже маленького артиста. То, что и делает Валерий Фокин», - говорит народный артист РСФСР Николай Мартон.

С момента премьеры в 2014-м «Маскарад» успел стать хитом Александринки, завоевать две «Золотые маски», показаться в Москве и Вроцлаве. Многие зрители, в числе которых и критики, сравнивают «Маскарад» с сеансом гипноза длиною в столетие.

Валерий Фокин добился парадоксального эффекта: спектакль, созданный три года назад, сохраняет признаки премьерного, как будто выпущенного только что. Способствовало этому совпадение духа спектакля с текущими событиями, как и сто лет назад у Мейерхольда. Валерий Фокин сам затронул эту тему, когда мы говорили с ним несколько часов назад до начала второго показа «Маскарада» в Большом театре.

Смотрите интервью с художественным руководителем Александринского театра Валерием Фокиным в видеосюжете.

Новости культуры