15.07.2017 | 09:28

"Неделя Пригова" в Москве

В Москве открылся фестиваль "Неделя Пригова", посвящённый памяти эксцентричного интеллектуала, одного из основателей московского концептуализма. Центральное событие фестиваля – это выставка "Дмитрий Пригов. Художественное поведение как радикальная стратегия".

Точное определение для творчества поэта и художника, автора тысяч стихов, среди которых есть и такие строки: "Я всю жизнь свою провел в мытье посуды и в сложении возвышенных стихов, мудрость жизненная вся моя отсюда, оттого и нрав мой твёрд и не суров". Дмитрия Александровича Пригова нет с нами уже 10 лет. Но он по-прежнему подмигивает нам. Репортаж Елены Ворошиловой.

То с крыльями ангела за плечами, то с пугающим мефистофельским взглядом - таким Дмитрия Пригова запомнила московская богема. Он всегда что-то изобретал: одни банки будущего чего стоили.

"Обычная банка банальности и сакральности, когда поэзия переходит в торжественный слог", - уточняет зав. сектором междисциплинарных программ ГЦСИ Виталий Пацюков.

Он все превращал в стихи. Приговские стихограммы напоминают графические рисунки. Читают их как мантру. Максим Гуреев снял фильм о Пригове. Тогда Пригов превратил трехдневную прогулку по Москве в интеллектуальный монолог о Толстом, Горьком и, конечно, о себе. В финальном кадре поднялся в небо, словно репетируя свой уход, который случился через неделю. "Дмитрий Александрович вошел на крышу Дома на Набережной и взлетел", - говорит режиссер Максим Гуреев.

Сергей Летов играл на приговских поэтических вечерах. Выпустили несколько дисков вместе. Познакомились на знаменитых худсоветах. Там Пригов не только читал, дарил друзьям гробики отринутых стихов. "Это были маленькие книжечки, сшитые степлером. Там внутри были черновики стихов. Я спросил: "А если октрыть?" -"Нельзя. Это будет эксгумация, вторжение", - рассказывает саксофонист Сергей Летов.

Пригов в своем перформансе читал "Евгения Онегина" в тибетском протяжном стиле, потом переходил на индийский или арабский. Казалось, он знал все и мог говорить на любые темы.

"Для меня это был один из самых эрудированных людей, особенно сближала музыкальная тема", - признается композитор Владимир Мартынов.

Одни говорили - шаманство, другие - московский концептуализм. Пригов создавал ритмы, вкладывая в них смыслы. Не был сентиментальным, но всем помогал и сочувствовал.

"Его стихи надо читать, понимая, что это переработка огромных знаний и глубоких мыслей, это не шутка", - рассказывает вдова Дмитрия Пригова Надежда Бурова.

У Надежды Буровой осталось больше двух тысяч рисунков. Остальные - в коллекциях Эрмитажа, Центра Помпиду. А еще невероятное количество стихов, говорят, больше тридцати пяти тысяч. Непонятно, как он все это успел. 

Новости культуры