01.07.2017 | 17:50

В "Геликон-опере" - премьера спектакля "Трубадур"

Юный Джузеппе Верди хотел поступить в Миланскую консерваторию, но получил от ворот поворот. А через несколько десятилетий консерватории было присвоено его имя. Иронии в его судьбе было немало. Да взять ту же оперу «Трубадур». Премьера состоялась в разгар наводнения – зимой 1853-го года Тибр вышел из берегов. Очень соответствовало характеру оперы. Публику это не остановило, римский театр «Аполло» был забит до отказа. А вот критики единодушия не продемонстрировали. В искусстве оперы, писали некоторые, - это явный шаг назад.
Столичная «Геликон-Опера» шагает вперёд, постановка «Трубадура» именно так здесь и выглядит, ну, по крайней мере как попытка шагнуть вперёд. Сложным вокальным партиям и мудрёности сюжета вторят замысловатые декорации и костюмы. И всё равно спектакль видится и слышится как типичная итальянская опера – персонажи постоянно хватаются за сердце, слово сердце звучит на каждом шагу. Подробности у Зои Апостольской.

Этот «Трубадур» начинается с выставки. В фойе Геликон-оперы – фотографии новейших сирийских руин. Чтобы и в антракте зрители продолжали думать о спектакле. Фрагменты разрушенной арки в Пальмире использованы в декорациях постановки. А снимок живого кота в мертвых развалинах - особенно дорог режиссеру Дмитрию Бертману.

«Мне кажется, это такой образ спектакля, который мы играем. Тем более, в нашем театре живет кошка Зиглинда, она живет в мире, ласке и любви. А вот это ее брат, который живет в разрушенном историческом городе», - рассказывает режиссер Дмитрий Бертман.

Не только кот коту - брат, но и человек – человеку, - полагают создатели спектакля. Испанский дирижер Оливер Диаз считает это отправной точкой новой трактовки «Трубадура»: «В самом тексте «Трубадура» заложена история Каина и Авеля, история братоубийственной войны. И неважно, будут ли это 2 брата, или это гражданская война, и межнациональный конфликт», - говорит дирижер. 

На сцене – не просто два соперника в любви, это два враждующих клана. В новом спектакле Граф ди Луна обратился в шейха и обрел армию в белых одеждах. У Манрико - войско цвета хаки. Пытаться определить историческую эпоху по костюмам невозможно – это просто вечная война. Без особых причин. 

В основе сюжета Верди – история соперничества двух братьев за одну женщину. Правда, братья о своем родстве не знают. Еще одна правда: коротко и ясно пересказать сюжет Трубадура до сих пор не удавалось никому. 

Сцена-трансформер двигает персонажей, как пешки в шахматной партии войны. По пылающим подмосткам опасливо передвигаются когда-то вердиевские персонажи: граф – ныне шейх, Леонора – теперь оперная дива, и Азучена – в этой версии главное действующее лицо. Но уже не цыганка.

«Когда Верди писал эту оперу, он не писал оперу про цыган, главная героиня была ведьма. Но цензура запретила тогда героиню оперы делать ведьмой. Он ее заменил на цыганку», - вспоминает режиссер Дмитрий Бертман. 

У Верди было две редакции финала – итальянская и французская. Дмитрий Бертман выбрал вторую - более драматичную и кровавую. И в России такая сценическая версия - впервые.

Новости культуры