27.06.2017 | 20:14

В Петербурге фасады домов-памятников нуждаются в реставрации

Петербург – город-памятник. Причем площадь исторического центра, который охраняется ЮНЕСКО, составляет почти четыре тысячи гектаров. Здания, расположенные здесь, − в зоне особого внимания. А просто старые дома, не признанные архитектурными памятниками, часто оказываются без должного присмотра. В результате, за их обновление берутся строители, а не реставраторы, что ведет к серьезным потерям. Репортаж Жанны Скворцовой.

О защите памятников архитектуры и культуры. Все материалы темы

Открыточный вид Петербург, который так любят туристы Северной столицы, но испортить его может, казалось бы, малозначительная деталь − на Троицком мосту конструкция для крепления флага, по мнению экспертов, совершенно несуразная: в цвет не попали, болты торчат, неосторожное движение - одежда трещит по швам.

Такие мелкие детали и в глаза-то сразу не бросаются особенно, если они − на высоте пятиэтажного дома. Но у фотографов − отличная оптика. Именно они заметили метаморфозу «Дома печального ангела». Европейское лицо прекрасной нимфы вдруг приобрело азиатские черты. Когда у каменной девушки появились пухлые губы и глаза-щелочки − не известно, но только в этом веке фасад Доходного дома Бадаева красили дважды: карикатурный образ специалистов по охране памятников, похоже, не смутил.

«Архитектурный облик города постепенно искажается, и появляется туристический маршрут по таким изуродованным барельефам. Город приобретает печальную известность», − рассказал градозащитник Дмитрий Литвинов.

Петербург меняется. Так на Невском исчезли уродующие перспективу рекламные растяжки. Но исчезает и нечто неуловимое, твердят градозащитники. Северная столица теряет свою идентичность.

«Со многими домами происходят такие истории. Иногда я и сам ошибаюсь. И, глядя, думаю: советская надстройка какая-то, а, оказывается, весь декор слетел, и трудно оценить процент утрат», − отметил архитектор Рафаэль Даянов.

Эклектика на фасаде Дома Гансена, где в начале XIX века заработала первая в России телефонная станция, явно преобразилась. Чьи-то равнодушные руки отрезали льву половину морды − она помешала, похоже, обновленному водостоку.

«Очень много львов в Петербурге − они как символ. Для нас это живые существа, потому что есть эстетика, есть понятие прекрасного», − поделился народный артист России Иван Краско.

Художники на Невском точно знают, какой город нужен туристу, и на своих картинах тщательно возвращают Петербургу его идентичность. В реальной жизни кисти и карандаша для этого мало.

Новости культуры