24.06.2017 | 21:53

На Чеховском фестивале представлены театры со всех уголков планеты

В театрах мира давно такая ситуация, что какую пьесу ни возьми – всё ставлено-переставлено столько раз, что новаторством блеснуть очень трудно. А вот американский театр «Мувмент Базар» все же рискнул и нацелился на «Трёх сестер» Чехова. И начал с того, что изменил название.

А один из старейших театров Европы, «Комеди Франсез», сумел-таки зацепить современную публику новой интерпретацией Виктора Гюго. Да и речь французская всегда ласкает слух.

Вот азиатский театр европейскому зрителю стоит оценивать в первую очередь глазами, в силу филологических особенностей и различий. В этом отношении корейский театр современного танца «Модерн Тэйбл» идеально вписался в программу Чеховского фестиваля. Чеховский фестиваль снова подтверждает - сколько театров, столько и мнений. Подробности - у Валерии Кудрявцевой.

Коллектив театра «Мувмент Базар» из Лос-Анджелеса – мастера театра движения. В этом стиле они ставят всю классику – от Теннеси Уильямса до Чехова. В активе и «Вишневый сад», названный «Вишневым вареньем», и «Дядя Ваня», превратившийся в «Дядю Антона». «Трех сестер» окрестили «Перроном № 3».

«Характеры очень хорошо прописаны, прорисованы у Чехова. И это меня вдохновляет, чтобы добавить им физической жизни, стилизации. А также комических элементов», - объяснила режиссер, хореограф Тина Кронис.

Физический подход к театру, деконструкция текста – «Соленый», например, собирается охотится на диких кабанов и слонов, обожает Формулу 1. Наташа хочет поместить за загородку свежих омаров. Водевильные репризы, коллажи из хореографии, экспрессивные жесты. Труппа изящно парадирует якобы серьезность Чеховских пьес.

«Я чувствую, что много начинаю понимать про «русскость» этой пьесы, находясь сейчас здесь, в Москве. Текст открывается для меня по-другому от того, что мы играем в этом месте, в этом пространстве, где родилась эта пьеса», - отметила актриса Кейтлин Конлин.

Следом за задорным «Перроном № 3» – французская классика в классической постановке «Комеди Франсез». Лукреция Борджиа Виктора Гюго от режиссера Дени Подалидес. Сам он в Москву не приехал. А для многих актеров труппы – это первый визит в Россию.

«Для французских артистов огромное счастье приехать в Москву и играть здесь. И все коллеги актеры, которые остались в Париже, абсолютно все, не преминули процитировать нам «Трех сестер» Чехова: в Москву, в Москву», - вспоминает актер, сценограф, директор Эрик Рюф.

Эрик Рюф – директор труппы, актер – в спектакле у него роль Дона Альфонсо д’Эсте – герцога Феррары, еще и сценограф спектакля. Говорит, вдохновлялся рисунками и акварелями самого Гюго.

«За последние годы на французской сцене было 5-6 постановок Лукреции. Она интересует современных режиссеров и публику. Там благодатные для актеров роли. И, в то же время, есть желание вернуться к текстам слова – к великой литературе», - отметил актер Тьерри Ансис.

Костюмы всех оттенков черного – от маэстро Кристиана Лакруа. Это не первая работа знаменитого кутюрье для «Комеди Франсез». Яркий акцент – красная накидка Лукреции Борджиа. Об этой женщине историки до сих пор спорят – она исчадие ада или жертва.

«Я впервые играю Гюго на сцене – и этот текст прямой, современный, понятный. И даже сейчас, как вы знаете, во Франции были выборы. И когда мы играли эту пьесу, на монологе между герцогом и Лукрецией люди смеялись, потому что они находили много созвучного нашей действительности», - рассказала актриса Эльза Лепуавр.

А пока в созвучии с окружающей действительностью французские актеры осваивают русский язык.

Тем временем Ким Чже Док – хореограф из Южной Кореи – с удовольствием показывает новшество в своем шоу «Даркнесс Пумба» – металлические палочки для суши, которые совсем скоро превратятся в инструменты. Говорят, металлические они только в Корее. Весь спектакль идет вокруг корейских традиций и сегодняшних реалий: художественных, политических, социальных.

«Для меня современное искусство и хореография, в частности, – это, прежде всего, противоположность логике. Только наиболее нелогичные вещи могут удивить людей или двигать их душой», - объяснил хореограф, художественный руководитель театра современного танца «Модерн Тэйбл» Ким Чже Док.

Неподготовленный русский зритель может оценить не только музыку и хореографию, но и эмоции, которые артисты вкладывают в свое выступление.

За пределами понимания, наверняка, останется исполнение корейского гимна, песни «Док-то. Наша земля», посвященной спорным для Кореи и Японии островам, и конечно, сама «пумба». «Пумба» в исконном понимании означает подавленность, глубокую печаль, которая рвется наружу. В современном смысле – это бродячий музыкант, уличный клоун, обходящий публику со шляпой. Истории таких людей и рассказывает «Модерн Тэйбл».

Действие то и дело перетекает в зал, а знаменитая энергетика корейской труппы заполняет все пространство. Современная интерпретация старинной корейской музыки в блюзовой манере переходит в рок-концерт. Невероятный темп, динамика, страсть. Недаром Ки Чже Дока называют обладателем взрывного музыкального таланта. Который очевиден безо всякого знания корейских реалий.

Новости культуры