02.06.2017 | 10:30

Литературный музей посвятил новую экспозицию поэтической жизни 90-х - 2000-х годов

В Государственном музее истории российской литературы имени Даля – так с апреля этого года официально называется Литературный музей – решили напомнить о том, что самое интересное в литературном процессе вообще-то происходит вне официоза. Выставка «Литературная Атлантида: поэтическая жизнь 90-х - 2000-х» посвящена времени, когда в Москве начали появляться неформальные поэтические кафе, интеллектуальные книжные магазины и многочисленные писательские сообщества. Репортаж Анастасии Егоровой.

Канувшие в лету литературные клубы «Салон XXI века», «Билингва», независимые книжные магазины «19 октября» и «Гилея», литературные сообщества «Вавилон» и «Алконост». Литературная эпоха - с 1989-го по 2013-й год. Кураторы выставки сравнивают её с затонувшей Атлантидой.

«Это было время необычайного всплеска поэзии. Я часто шучу, это был бум поэтический, который был абсолютно не замечен населением страны», - вспоминает куратор Юрий Цветков.

Выставку разделили на пять залов. Первый посвящён «Проекту ОГИ». Этот литературный клуб появился в Москве в декабре 1999-го и стал местом встречи поэтов и философов, первым ночным книжным и площадкой для концертов. 2013-й как окончание эпохи выбрали неслучайно. Закрылись и «Проект ОГИ», и «Билингва». На их месте возникали новые литературные пространства, устраивались неформальные акции, например, «Забор Тома Сойера».

Чтобы сделать ремонт в новом книжном, пригласили всех желающих поэтов поработать за еду. При этом за право красить стены и читать стихи пришедшие, как и друзья Тома Сойера, должны были принести съедобные подарки.

«Литературная Атлантида» - время, когда даже продавцы из книжных становились активными героями литературного процесса. Эпоха, которая пока остается безымянной.

«Многие современные люди думают, что вся литературная жизнь осталась в прошлом, где ваши Толстые, где ваши Блоки, Пастернаки и Булгаковы, их вроде бы нет. Неужели те поэты, которые живут сейчас, это такие же гении, какими были Пушкин, Блок или Пастернак, я отвечаю – да. Кто-то из них такой же гений», - утверждает директор Дмитрий Бак.

Увидевшие вновь свои фамилии на исторических плакатах 90-х вспоминают – то был взрыв свободы, возможно, было все, а пропуском в этот мир служило только качество стиха.

«Это было время сгущения всего. Мне нравится, что здесь все оформлено картонкой, потому что так и было: никаких гаджетов не было. Но было ощущение очень важное, что это и есть центр мира», - отмечает поэт Евгений Бунимович.

Зал, посвященный предтечам эпохи, Вознесенскому, Катаеву, Ковальджи и другим. Зал визуальной поэзии. Кураторы выставки постарались разрушить стереотипное представление о жизни литератора как о замкнутом пространстве. Поэт – это, прежде всего, активная жизненная позиция и необузданная фантазия.

Новости культуры