02.05.2017 | 20:10

Экспозиция в Царском Селе освещает жизнь последнего придворного архитектора династии Романовых

Последний придворный архитектор. В Музее-заповеднике «Царское Село» рассказывают о Сильвио Данини. Архитектор, художник, строитель – о нем говорят как о приверженце эклектичного стиля. Функциональность и удобную планировку он считал такими же важными категориями, как и красоту здания. О жизни и творчестве Сильвио Данини можно подробнее узнать на выставке, посвященной 150-летию со дня рождения зодчего.

Сильвио Данини − конструктор, строитель, художник и даже музыкант − вошел в историю как последний придворный архитектор династии Романовых. И в годы правления Николая II преобразил и модернизировал Царское Cело.

«Постройки в основном из камня. Он много работал и в дереве, но в основном они сделаны из таких вечных материалов. Каменные дома уцелели, не подлежали сносу, в то время как в 1970-е годы деревянный фонд в Царском Селе полностью уничтожен. И город совершенно неожиданно стал Даниниевским», − рассказывает сотрудник ГМЗ «Царское Село» Лариса Бардовская.

Итальянец русского происхождения Данини родился в Харькове, учился в Петербургской академии художеств. Талантливый выпускник получил место при дворе и перебрался в Царское Село. Он, вероятно, повторил бы судьбу своих предшественников − императорских зодчих. Но вмешалась революция 1905-го года. От архитектора потребовались совсем другие − не придворные проекты. За несколько лет Данини создал здание Общины сестер Красного Креста, госпиталь и Дом призрения увечных воинов. Он считал: главное в постройке − функциональность.

«И такие вещи, как оснащение и модернизация Александровского дворца, новая стропильная система, связанная с пожарными, потом позволили говорить о Царском Селе как о здравнице Санкт-Петербурга», − добавляет Лариса Бардовская.

Последние изобретения и технические новшества − вот, что действительно восхищало Данини. Он и сам проектировал полезные приспособления ради удовольствия, например, построил для нужд Александровского дворца водовод на 50 тысяч ведер, который работает и сегодня. Вода в нем держится всегда на одном уровне и за сто лет ни разу не зацвела. Специалисты до сих пор не могут понять: в чем же секрет этого сооружения. Кроме того, у зодчего было еще два больших увлечения: рисование и музыка. Отец Данини был тенором, а сам он прекрасно играл на мандолине, которая, кстати, сохранилась у его потомков.

«Она стояла в футляре все это время. Я не могла ее открыть, у меня был потерян ключ. И мне хотелось всегда посмотреть, и совсем недавно благодаря музею я смогла увидеть»,  − делится пианистка, потомок Сильвио Данини Любовь Козлова.

Императорского зодчего советская власть, конечно, не приняла, но и не отвергла окончательно. Данини проектировал шлюзы и плотины на реке Свирь, много работал и, судя по рассказам родственников, никогда не терял силу духа. Умер Данини на 74-м году жизни в блокадном Ленинграде и в полной безвестности.

Новости культуры