19.04.2017 | 19:33

Спектакль "Дядя Ваня" Заполярного театра драмы завершил смотр "Золотой маски"

Последним спектаклем, показанным в рамках фестиваля, стал «Дядя Ваня». Это постановка Заполярного театра драмы имени Маяковского из Норильска. У него сразу семь номинаций на «Золотую Маску», в том числе как «Лучший спектакль большой формы» и «Лучшая режиссерская работа» Петра Шерешевского. Создатели спектакля хотели «отомкнуть Дядю Ваню». Что это значит, и зачем для этого понадобились пианино и полиэтиленовые пакеты – в репортаже Валерии Кудрявцевой.

XXIII театральный фестиваль "Золотая маска". Все материалы темы

Петр Шерешевский – петербургский режиссер, ставит по всей стране, на «маску» номинируется во второй раз. Современный театр для него – площадка для поиска смысла жизни. Чехов – идеальная почва. Ведь написал же он, что через сто лет люди будут жить лучше. В этой странной временной петле Шерешевский и пытается разобраться: Чехов, пусть и с иронией надеявшейся на будущее; и мы, черпающие духовные ориентиры в Чехове.

«История просто про то, что каждый из нас должен уметь находить каким-то образом смысл жизни. При этом понимая, что это иллюзия, понимая, что его как такового нет. Но если ты его не нашел, не выработал как-то у себя, то совсем худо», − делится Шерешевский.

Жанр спектакля - концерт для одиннадцати пианино и одного рояля. Шерешевский рассказывает чеховскую историю отстраненно. Ключом к ней стала музыка одиннадцати пианино. Артистам пришлось спешно осваивать гаммы, а художнику давать объявление: срочно нужны старые пианино. Желающих пожертвовать свой инструмент ради искусства оказалось в избытке. Из них и целлофановых пакетов, летавших по весенним улицам Норильска и так поразивших петербургского режиссера, сценограф Фемистокл Атмадзас лепил красивую пустоту. Теперь она тоже претендует на «Золотую маску».

«Помочь режиссеру создать образ, в данном случае у нас был образ той пустоты, которая есть основная тема этого спектакля», − поясняет художник Фемистокл Атмадзас.

Сразу три актерские работы номинированы на «маску». Маргарита Ильичева за роль Елены Андреевны. И – две мужские роли. Сергей Ребрий – он играет дядю Ваню – говорит, что Чехова предпочитает читать, не играть. К современным экспериментальным постановкам относится и вовсе с осторожностью. Дорогу к своему персонажу прокладывал трудно, в спорах с режиссером.

«Конечно, я как актер, которому уже далеко за 50. Такие методы меня иногда... Но я покоряюсь, я актер, мне надо. Сердце все равно не обманешь. И особенно финал спектакля, он для меня родной, по сути, для меня как актера и человека», − рассказывает заслуженный артист России Сергей Ребрий.

Для актера Дениса Ганина Чехов – любимый автор. Но чеховская пьеса – первая в творческой биографии. Роль эксцентричного Астрова пропускает через себя настолько, что персонаж его долго не отпускает.

«В конце, на монологе Сони, я всегда плачу. Я сижу, прячусь за рояль и плачу», - признается Денис Ганин.

Чеховские герои изо всех сил пытаются сыграться – благо в этом спектакле им и рояли в руки. Но сегодня, как и сто лет назад, рояль общего человеческого счастья, кажется, слегка фальшивит.

Телевизионная версия XXIII церемонии вручения Российской национальной театральной премии "Золотая маска" будет показана на нашем телеканале в воскресенье, 23 апреля, в 23:30.

Новости культуры