30.03.2017 | 19:39

Выставка "Жизнь как день. Лев Толстой в фотообъективе истории" расскажет о буднях писателя

"Благо людей в жизни. А жизнь – в работе", – говорил Лев Толстой. Как мы знаем, каждый день классика был насыщен самым разным трудом. Свои будни писатель подчинял строгому распорядку. О том, что входило в него, рассказывает выставка, которая открылась в Музее Толстого, в Москве – "Жизнь, как день. Лев Толстой в фотообъективе истории". Открытие любопытной экспозиции было ознаменовано еще одним событием – в музее прошла встреча с литературоведом, прозаиком, членом жюри премии "Ясная Поляна" Валентином Курбатовым. Репортаж Юлии Казюковой.

Как менялся образ жизни и мысли писателя – в этих нескольких портретах. Здесь Лев Николаевич снял себя сам – о чем написал выше. На этом портрете – Толстой-франт. Тогда он одевался у лучших портных, считал, тратить время на плохих, излишние примерки неразумно. Совсем другой Толстой 80-х, отказавшийся от роскоши, стремящийся к минимуму, с четкой дисциплиной. Свой день делил на 4 части – по числу приемов пищи. Между ними – разные виды деятельности: физический, ремесленный, умственный труд и общение с людьми.

"Лев Николаевич держал себя в хорошей физической форме. Он и физические упражнения каждый день делал, и в 80 лет был прекрасным наездником и занимался разными видами спорта. Поэтому, косить наравне с крестьянами ему труда не составляло", – отмечает хранитель фонда фотографий государственного музея Л.Н. Толстого Анна Дармограй.

В рамках открытия фотовыставки член жюри премии "Ясная Поляна" Валентин Курбатов делится своими воспоминаниями о другом классике – Валентине Распутине. Который, может, и не так четко структурировал свой день, но работать любил на Ангаре, в деревне. А жил – просто и естественно.

"Тот и другой в разные эпохи, в разные времена говорили о народе. Но народ этот для Льва Николаевич был одно явление – простое, здоровое, ясное. Для Валентина Григорьевича – этот народ был уже уходящий, и навсегда уходящим явлением", – добавляет писатель, литературный критик, член жюри премии "Ясная поляна" Валентин Курбатов.

Как к Толстому, так и к Распутину до конца жизни шли люди – за советом, поддержкой, защитой. Курбатов сегодня говорит про Валентина Григорьевича: он был младший из великих. И – последний.

Новости культуры