16.03.2017 | 11:44

Работы театрального художника Станислава Бенедиктова выставлены в Москве

В выставочном зале Союза художников России открылась выставка работ театрального художника Станислава Бенедиктова. «Каждая декорация должна играть, вместе с действием идти по своему пути», – считает художник. И эта мысль без труда передаётся зрителям. Репортаж Ирины Разумовской.

Тот редкий случай, когда выставка театрального художника представлена очень театрально. Идя по улице Покровка мимо Галереи Союза художников России, можно заглянуть в огромные окна и увидеть эскизы декораций и макеты.
Их автор – Станислав Бенедиктов. Всё, что им задумано здесь, получилось реализовать. С художественным руководителем РАМТа Алексеем Бородиным они вместе с 1967 года, со студенческой постановки в ГИТИСе. С тех пор у режиссера – свой художник, у художника – свой режиссер, на двоих – один театр. Почти 40 лет это РАМТ. И их случай чуть ли не единичный.

«Человек работает столько лет и очень многое определяет, если вообще не всё в этом театра, так как к нему относятся все цеха, которые делают декорации, проводят спектакли, и все актёры, и творческая сторона дела связана с его личностью. Это очень важно, от него есть питание. Потому что, попадая в атмосферу его декорации, находясь в них, надо соответствовать», – признаётся Алексей Бородин.

Чтобы понять и оживить на сцене мир автора пьесы или романа, Станислав Бенедиктов досконально проникает в его мир и язык, говорит, что даже влезает в шкуру персонажей. Отсюда – легчайший и нежный «Вишневый сад», холодный металлический «Король Лир». Недавний «Нюрнберг» – с деревянным тяжёлым залом суда, где шли знаменитые процессы.

«Почти документальная архитектура этого зала вдруг перетекает в страшноватое пространство, которое напоминает и лагерь, и Освенцим, и газовую камеру, а вместе с тем, это сцена варьете, где играют полуголые люди», – рассказывает Станислав Бенедиктов.

Будущее пространство спектакля всегда понятно и ощутимо у Бенедиктова – даже в эскизах: утонченных, порой невесомых, ярких. При том, что постановок было очень много и самых разных, у его эскизов всегда свой почерк и стиль.

«Эскиз – это две субстанции. Во-первых, он должен быть честен по отношению к театру, не быть совсем отвлечений фантазией. И второе – быть самоценным художественным произведением», – убеждён художник.

Художник поясняет: это идёт от мирискусников – Головина, Бакста, Добужинского – которые всегда сочетали художественность и театральность. Станислав Бенедиктов переживает, что сегодня такой подход уходит. Но сам делает всё для того, чтобы продолжить эту традицию лучших театральных художников. 

Новости культуры